История

ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ ЕЛЕНА ГЛИНСКАЯ

Сегодня музеи Московского Кремля располагают уникальной коллекцией скульптурных портретов русских царей и великих княгинь XVI в., воссозданных в 60-х и 90-х годах XX столетия. Читатели журнала уже "познакомились" с Софьей Палеолог, второй женой великого князя Ивана III и бабушкой Ивана Грозного. Известна им и судьба матери первого русского царя, великой княгини Елены Глинской, погибшей от яда в результате придворных интриг. Повторять уже написанное ранее о ее жизни нет смысла. Поэтому расскажем о том, что осталось за рамками упомянутых публикаций.

Итак, великая княгиня, вдова Василия III, скончалась со вторника на среду 3 апреля 1538 г., оставив сиротами маленьких сыновей - Ивана и Юрия. И как знать, сложись иначе судьба Ивана IV, вторая половина XVI в. в русской истории могла бы быть не такой кровавой и тяжелой. О смерти Елены Глинской, как и полагалось тогда, жителей Москвы известили колокольным звоном. Слухи о неестественно ранней и неожиданной кончине тридцатилетней женщины разнеслись по городу. Порою они были просто фантастическими. И все же версия об отравлении государыни-регентши оказалась верной (что подтвердили исследования конца XX в.). Недаром она попала в "Записки" одного из ее современников - австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна. Обвинив Елену Глинскую в гибели в тюрьме ее дяди, Михаила Львовича, он отметил, что и сама Елена Васильевна "немного спустя... погибла от яда".

Уже на следующий день великая княгиня была торжественно похоронена в Кремле, в усыпальнице Вознесенского собора в родовом некрополе женщин из великокняжеской семьи. Ее могилу разместили в юго-западном углу храма. Однако судьба оказалась безжалостной к древним историческим захоронениям - в 1929 г. по решению Советского правительства Вознесенский монастырь был разобран (в связи со строительством в Кремле военной школы ВЦИК). Удивительно, но музейным работникам удалось тогда спасти и переместить каменные саркофаги с останками русских княгинь и цариц сначала в Архангельский собор, а затем в его подвальную палату. И сегодня все эти средневековые погребения бережно сохраняют и изучают. Среди них - гроб Елены Глинской, имеющий необычную форму и напоминающий контурами человеческую фигуру с выступающим оголовьем и плечиками. Он вырублен из целого блока белого камня-известняка, добытого в подмосковных каменоломнях. Длина его 1,96 м при высоте 36 см (с крышкой - 49,5 см). В головной части устроено специальное возвышение - каменная подушка в 3 см, а в торце со стороны ног - квадратное отверстие размером 4х4 см. Толстая крышка из отдельного блока белого камня украшена подробной эпитафией:

"Лета 1538 месяца апрелия в 3 день в среду пятые недели поста в 2 час дни преставися великая княгиня Елена великого князя Василия Ивановича всея Русиа".

Для людей, мало знакомых с обрядом погребения периода средневековья, видимо, стоит описать церемонию похорон первых лиц в государстве. В противном случае у читателей может возникнуть масса вопросов, когда они прочтут о каменных гробах весом почти в тонну и захотят представить, как такую махину с телом несли в храм. На самом деле все происходило не так. Из дворца тело умершей (или умершего) выносили в обычном деревянном гробу (крышку несли отдельно). Затем его устанавливали на сани, независимо от времени года, и уже в них несли к усыпальнице.

В связи с этим вспоминаются строки из "Поучения", написанного в конце жизни киевским князем Владимиром Мономахом (1053-1125). Обращаясь к своим детям, он использовал формулу "сидя на санях", что означало - на пути к смерти, к могиле. Этот древний языческий в своей основе обычай перенесения тела усопшего в санях к месту погребения был отменен только в эпоху Петра I (в самых отдаленных от столицы местах России он сохранялся вплоть до середины XX в.).

Итак, гроб с телом великой княгини на санях принесли к храму в сопровождении священнослужителей, родных умершей, а также придворной знати. Отпевание проходило в Вознесенском соборе, где уже была готова могила с установленным в нее белокаменным саркофагом. После панихиды тело покойной вынули из деревянного гроба и поместили в каменный. Предварительно его завернули в саван из итальянской шелковой ткани (камки) желтого цвета с синей каймой. На черепе найдены обрывки шапочки, прикрепленной к волосам двумя медными булавками. Елена Васильевна была рыжеволосой, и это унаследовал ее сын Иван, что зафиксировано современниками. Но как все-таки выглядела женщина, ради которой Василий III, презрев обычаи и устои своего времени, сбрил бороду?

Любая скульптурная реконструкция портрета средневекового человека - дело не только увлекательное, но и ответственное. Особенно если речь идет о персонажах, сыгравших заметную роль в нашей истории. И несмотря на то, что методика восстановления облика по останкам человека С. А. Никитиным отработана уже не на одной сотне судебных экспертиз в течение 30 лет, а достоверность подтверждена документально, каждая новая работа заставляет сомневаться, искать, преодолевать неожиданные препятствия.

Так было и с реконструкцией облика Елены Глинской. Дело в том, что затылочная часть ее черепного свода сильно пострадала от времени, поэтому пришлось, закрепив в точной анатомической позиции лицевую часть на основе, постепенно наращивать пластилиновый массив до полного объема черепа, создавать форму свода, соответствующую пропорциям и пластике лица. При моделировании затылочной части головы Елены Глинской учитывалась даже форма затылка ее старшего сына Ивана IV (для сопоставления использовался скульптурный портрет царя, выполненный в 1963 г. отечественным антропологом М. М. Герасимовым).

Достаточно сложно было установить глазное яблоко, определив предварительно его позицию в глазнице. Но и это в конце концов удалось. Жаль только, что цвет глаз Елены Васильевны для нас навсегда останется загадкой.

Скорее всего, у княгини была обаятельная улыбка - во всяком случае состояние зубов, ровных и красивых, свидетельствует в пользу этого. И несомненно бросается в глаза прибалтийский тип лица, что вполне объяснимо: род Глинских - польско-литовского происхождения. Сравнение же портрета Елены Васильевны с обликом ее старшего сына убеждает в том, что от матери он унаследовал мало - сильнее оказалась греческая кровь Палеологов по линии его отца, великого князя Василия III.

Казалось бы, во внешности Елены Глинской нет особо ярких черт. Лицо великой княгини привлекает мягкостью линий и нежной красотой, чего не скажешь о ее царственном сыне, прославившемся тяжелым характером и жестокостью. При создании скульптурного портрета Елены Васильевны была смоделирована, конечно, условно, и прическа, которую частично прикрывает волосник - круглая простая шапочка с узким очельем. Остатки именно такого головного убора обнаружили в саркофаге. Их удалось законсервировать, и они пополнили коллекцию средневековой одежды в фондах музеев Московского Кремля.


С. А. НИКИТИН, эксперт-криминалист Московского бюро судебно-медицинской экспертизы Т. Д. ПАНОВА, кандидат исторических наук, заведующая отделом археологии Музея-заповедника "Московский Кремль"

Только тут: флаг компании с логотипом в Москве.
Авторские права на статьи принадлежат их авторам
Проект компании Kocmi LTD