Археология

СВИДЕТЕЛЬ ТРЕХ ЭПОХ

Нижнее Поволжье - удивительный в археологическом отношении край. Здесь оставили след все известные ученым волны переселения народов и нашествий с Востока на Запад воинственных племен, располагались столицы двух величайших средневековых кочевых империй - Хазарского каганата (VII-X вв.) и Золотой Орды (XIII-XV вв.).

Между тем столь уникальная территория до сих пор недостаточно исследована. Дело в том, что местная археологическая школа в Астрахани только зарождается, а столичные ученые из Института археологии РАН и Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова в течение долгих лет концентрировали усилия в основном на изучении Селитренного городища, где в 1254 - 1395 гг. была столица Золотой Орды Сарай-Бату (Старый Сарай). Теперь же, когда раскопки идут более широким фронтом, по обоим берегам Волги, каждый полевой сезон приносит новые сенсации.

По письменным источникам хорошо известен факт: Нижнее Поволжье - один из центров Хазарского каганата. Недавно это подтверждено при изучении в 43 км от Астрахани, в дельте Волги, Самосдельского городища. Его "ядро", находящееся на острове посреди реки, - невысокая всхолмленная возвышенность, образованная напластованиями культурных слоев. Выявлены они и в береговой, низинной, более "молодой", части поселения. Его общая площадь, известная на данный момент, весьма значительна для средневековья - около 2 км2.

Этот объект причисляли к золотоордынским, каких в Нижнем Поволжье немало, пока учитель средней школы села Самосделка А. Пухов не принес в 1990 г. собранную там керамику на экспертизу в Астраханскую государственную дирекцию охраны памятников истории и культуры. Каково же было удивление специалистов, когда среди нее были обнаружены образцы, характерные для ранее раскопанных на берегах Дона хазарских поселений, на три века более древних, чем монголо-татарские! В 1990 - 1995 гг. на городище проводили разведочные работы, но из-за высокого уровня стояния грунтовых вод и заболоченности ограничились определением его территории и сбором доступного материала.

Новый этап изысканий начался через пять лет. Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН, Московский и Астраханский государственные университеты сформировали специальную экспедицию с привлечением почвоведов, геофизиков, археозоологов и представителей многих других смежных областей науки, организовали мероприятия по обеспечению сохранности памятников. Всю эту деятельность охватывает обширный Хазарский проект Российского еврейского конгресса, что позволило придать новый импульс археологическим, архивным, культурологическим исследованиям, привлечь к работам ведущих российских и зарубежных ученых. Несколько лет финансовую поддержку нам оказывал Российский фонд фундаментальных исследований.

Сейчас раскопки идут на самой высокой точке островной части Самосдельского городища (примерно в 4 м над современным уровнем воды). Их площадь - свыше 400 м" - позволила, в частности, проследить планировку нескольких тесно расположенных небольших домов и целого городского квартала конца XII - начала XIII в. Кстати, их котлованы "прорезают" более древние сооружения. К тому же средневековые строители, по-видимому, старались максимально использовать не только площадь, но и материал: почти весь кирпич, даже обломки, шел в дело вторично, что затрудняло нам датировку объектов.

Самые ранние культурные слои здесь относятся к IX-X вв. В них выявили остатки двух юртообразных жилищ диаметром около 3 и 6 м - заглубленные на 30 - 50 см круглые котлованы с прослеживающимися по периметру жердевыми и столбовыми ямками от каркаса стен, сделанных из турлука (камыша, оштукатуренного глиной). Подобные сооружения встречаются на огромной территории от Волги до Нижнего Дуная и от Среднего Дона до Северного Кавказа*. Но в Поволжье до сих пор было известно лишь одно из них - неподалеку от современного села Билярского в Татарстане, поэтому постройки, найденные на территории Самосдельского городища, уникальны. Отметим: историки трактуют их как признак оседания на землю кочевников, в частности болгар. Очевидно, они появились тут первыми, что подтверждает большое количество лепной керамики общетюркских типов.

В слоях X - начала XI в. сохранились фрагменты сильно разрушенных домов из турлука и сырцового кирпича - квадратных, очень небольших, с открытыми очагами. Существовали они недолго: в середине-конце XI в. город переживал строительный "бум" (видимо, расцветала торговля), и эти неблагоустроенные жилища сносили, заменяя кирпичными.

Лучше сохранились объекты, ориентировочно относимые к XII-XIII вв. Удалось обнаружить вместительную землянку и несколько домов размером 5 - 6*4 - 5 м, обращенных входами на прямоугольную площадку примерно 4*6 м. Их построили из соединенных глиняным раствором обломков обожженных кирпичей в технике панцирной кладки: наружу торцевой, неповрежденной частью, а изнутри стены выравнивали глинистой массой. В помещениях по периметру располагали узкие глинобитные обложенные кирпичом лежанки (суфы) со встроенными небольшими круглыми печами - тандырами - для выпечки хлеба и отопления. От них с XII в. стали прокладывать короткие горизонтальные прямые дымоходы (как правило, парные) - каны, обогревавшие помещение. Полы были глинобитными, многослойными, заглубленными относительно поверхности на 30 - 40 см. Архитектурная особенность этих жилищ - вход, ведший непосредственно на одну из суф.

По сложившемуся к настоящему времени мнению, золотоордынцы заимствовали описанную систему отопления у чжурчжэней и киданей**. Но откуда она попала в поселение домонгольского времени? Дело в том, что каны еще с VII-VIII и X-XI вв. известны в Южном и Юго-Восточном Казахстане (что можно связать с тюркизацией местных жителей центрально-азиатскими племенами уйгурского и огузо-кипчакского происхождения). Возможно, в хазарский город близ нынешней Самосделки (как свидетельствует, в частности, анализ найденной тут керамики) их занесли именно оттуда, скажем, с низовьев Сырдарьи.

Один из интереснейших объектов городища - большое многокомнатное жилище, датированное началом XII в. Мы исследовали пять его помещений (возможно, их было больше), три из них сохранились довольно хорошо. Прежде всего бросились в глаза явная асимметричность дома в целом, различные стили кладки и размеров кирпича в его частях. Первым, видимо, появилось квадратное сооружение с деревянно-глинобитными стенами, где в качестве наполнителя использовали обломки обожженного кирпича. Рядом, юго-западнее, выросло второе из сырцового (с углами, выложенными из обожженного). Возможно, оба составляли единый комплекс внутри одной усадьбы или принадлежали родственникам. Позднее между ними возвели дополнительные стены, образовавшие огороженный дворик. В дальнейшем к западу и востоку от него появились еще два "флигеля". Приведенный пример показывает: эволюция застройки тут проходила по среднеазиатскому образцу, формируя своеобразные городские кварталы, называемые махалля.

Отдельный аспект деятельности нашей экспедиции - комплексные почвенно-ландшафтные исследования, проводимые сотрудниками и аспирантами Института географии РАН и факультета почвоведения МГУ. Сейчас можно констатировать: возникновение и функционирование поселения (до начала XIV в.) пришлись на период чрезвычайно низкого уровня Каспия*** и крайне засушливого климата в регионе.

Ландшафтно-климатические условия тут благоприятствовали рыболовецко-скотоводческому типу хозяйствования. А пахотное земледелие, как и в настоящее время, было возможно только при искусственном орошении. Природные ресурсы допускали также развитие мелкотоварного гончарного производства, строительных ремесел на местной сырьевой базе.

В XIV в. уровень моря резко повысился, и изучаемая нами территория оказалась в прибрежной зоне дельты, особенно опасной в случае катастрофического нагона воды. Это могло стать причиной упадка и даже гибели города: археологические данные подтверждают запустение его островной части к середине указанного столетия. Еще один важный результат почвоведческих работ - датировка найденного материала радиоуглеродным методом, благодаря чему нижние отложения культурного слоя отнесли именно к хазарской эпохе - IX-X вв.

Город служил перевалочным пунктом для транзитной торговли, что наглядно показали раскопки. Основная масса находок - поливные и неполивные глиняные котлы, горшки, кружки, миски, блюда, крышки, кувшины, чаши X-XII вв. Значительное же количество фрагментов бракованной керамики свидетельствует о ее местном производстве. А среди "импортной" (хорезмийской, закавказской и пр.) преобладает происходившая из Волжской Булгарии. Это позволяет говорить о тесных связях с ней Самосдельского поселения, возможно, даже о наличии тут булгарской торгово-ремесленной фактории - самой южной из известных на настоящий момент.

Помимо гончарной, на поверхности земли и в культурных слоях обнаружено немало лепной посуды. Проявляя незаурядную фантазию, древние мастера отделывали ее орнаментом, наносимым по сырой глине камышинкой, полой косточкой, зубчатым штампом, а иногда просто пальцами. Разнообразны ручки горшков: петлевидные, с насечками, имитирующими бараньи рога, зооморфные, стилизованно изображающие пасущегося барана. Часто встречаются богато украшенные раковинообразные (так называемые ушки), прикреплявшиеся к котлам, - с шаровидным туловом, витые из двух или трех жгутов, ступенчатые. Кроме того, изделия зачастую богато декорировали налепленными сверху украшениями.

Подобные сосуды свойственны кочевым племенам Хазарского каганата (болгарам, хазарам, печенегам, огузам) и, по-видимому, генетически связаны со степными комплексами Центрального Казахстана и Приаралья. Именно там, в низовьях реки Сырдарьи, на нескольких городищах, в частности так называемых болотных, принадлежавших предположительно огузам****, неоднократно находили лепные горшки VII-VIII вв. с широкой, слабо выделенной горловиной, отделанной насечками или пальцевыми вдавлениями. Аналогичная керамика встречается также на Северном Кавказе, Таманском полуострове, донских городищах Хазарии: ученые связывают это с кочевническим компонентом здешнего населения.

Такие параллели позволили нам выдвинуть гипотезу, что среди обитателей исследуемого нами города было немало огузов. Кстати, некоторые историки придерживаются мнения, что именно из них в IX-XII вв. состоял гарнизон крепости Саркел (на месте нынешнего Цимлянского водохранилища), прикрывавшей западные рубежи каганата. Их племена объединились с хазарами против печенегов, вытеснили последних с низовьев Волги и закрепили за собой определенную территорию, где стали заниматься скотоводством на богатых травами дельтовых и пойменных лугах. Очевидно, в сложившихся условиях ускорился переход этого народа к оседлому образу жизни. И почти наверняка по берегам здешних рек есть еще множество пока не обнаруженных стоянок его представителей, защищавших хазарскую столицу с севера и востока.

Самосдельское поселение, к XII в. разросшееся и ставшее более благоустроенным, как показывают раскопки, можно соотнести с легендарным городом Саксин (Саджсин), о котором упоминал живший в то время арабский путешественник, купец и писатель Абу Хамид ал-Гарнати. Он писал: там "живут сорок племен огузов, каждое из которых обладает собственным эмиром", немало булгар, хазар, приезжают "тысячи купцов из Магриба и из других стран", что говорит об интенсивных торговых связях города. Да и сам ал-Гарнати приехал в него с той же целью.

Исследования последних лет показывают: среди здешних обитателей в X-XIII вв. преобладали именно огузы и булгары, что подтверждает локализацию Саксина именно в этом месте. У первых было комплексное земледельческо-скотоводческо-рыболовецкое хозяйство, вторые, видимо, выполняли функцию поставщиков ремесленных товаров и организаторов торговли.

Значительно сложнее проблема местоположения столицы Хазарии VIII-X вв. Итиля, относительно чего существует много точек зрения. По мнению одних ученых, он располагался в 12 км севернее современной Астрахани (городище Хаджи-Тархан), другие предлагают искать его под Волгоградом. А некоторые - в северной части Каспия, на острове Чистая Банка (несколько столетий назад, когда уровень воды был ниже, - полуостров). Разведка обнаружила там остатки валов, но оказалось, что их насыпали в 1970-х годах по рекомендации Астраханской гидрометеорологической обсерватории в связи с начавшимся подъемом моря и опасностью подтопления здешней животноводческой фермы.

Есть немало иных версий местоположения Итиля. Одна из них заключается в том, что Саксин (как нам представляется, Самосдельское поселение) - это его восстановленный квартал. Обратимся к описаниям столицы Хазарии, оставленным арабскими историками X в. К примеру, ал-Истахри (а также Идриси и др.) отмечал, что город располагался на обоих берегах Волги: "В западной части города живет царь, его войско и приближенные. Величина этой части города в длину около фарсаха (5 - 6 км. - Прим. авт.) и окружает ее стена. Постройки этого города разбросаны. И жилищами в нем служат войлочные палатки, за исключением некоторых жилищ, выстроенных из глины; у них есть рынки и бани; среди них множество мусульман (более 10 тысяч) и у них около 30 мечетей. Дворец царя далек от берега реки и выстроен он из обожженного кирпича... В восточной части Итиля живут преимущественно купцы и мусульмане и находятся товары". Согласно еще некоторым источникам остров и восточный берег соединяли плавучие мосты.

Путешественник и ученый ал-Масуди отмечал: столица разделена не на две, а на три части "большой рекой, текущей из страны тюрок... В середине этой реки расположен остров, на нем находится дворец царя... На острове имеется мост (на судах), перекинутый на один из берегов". Аналогичные сведения (о "трех городах" в составе Итиля) находим в дошедшем до нас письме хазарского правителя Иосифа (X в.).

Скорее всего, тогда поселение было "сезонным" и состояло из шатров кочевников, уходивших летом на север вдоль Волги, а на зиму возвращавшихся, с чем, очевидно, связаны расхождения в описаниях видевших его в разное время года современников. Кроме того, нестабильна в дельте и сама Волга, постоянно меняющая русло. Возможно, во время визита ал-Истахри она рассекала столицу пополам, затем сместилась к западу, и город оказался разделенным на три части, что констатировал ал-Масуди. Нельзя также отбрасывать вероятность быстрого расширения города - первоначально здесь, допустим, стоял лишь замок-крепость, затем он оброс торговыми и ремесленными посадами на обоих берегах реки.

Еще одна важная деталь. В 2005 г. Самосдельское городище сфотографировали с вертолета, и на снимке четко проступили контуры невысоких и очень широких расплывшихся валов, образовавших треугольник вокруг возвышенности с мощным культурным слоем. Если они сформировались при разборке стен хазарской цитадели, многие вопросы интерпретации памятника будут решены. Так, в отложениях IX - начала XI в. фрагменты кирпича встречаются редко, а уже через столетие большинство построек сложено именно из его обломков. Это наводит на мысль: до середины-конца XI в. поселение окружала крепость, и интересующий археологов культурный слой активно нарастал внутри нее и значительно медленнее - снаружи. В XII в. исчезла внешняя угроза в лице постоянно нападавших кочевников, ограду разобрали, и ее материал пошел на возведение жилых и общественных зданий. Однако пока это лишь гипотеза, и для ее проверки в 2006 г. заложили новый раскоп.

Нельзя забывать: идентификация практически всех объектов средневековья, обнаруженных археологами, в той или иной степени приблизительна. Однако огромные размеры, планиграфия исследуемого городища, совпадающая со многими средневековыми описаниями, кирпичное строительство, являвшееся в Хазарии царской монополией, множество других косвенных обстоятельств приводят к выводу о столичном статусе данного поселения в рассматриваемую эпоху. Впрочем, подобных ему в Астраханской области до сих пор не изучали, что само по себе повышает значимость изысканий на Самосдельском городище. К тому же именно здесь открыли и исследовали культуру саксин - оседлого населения дельты Волги домонгольского времени.

В XIII в. город захватили и разрушили монголы. Здесь уместно вспомнить рассказ фламандского путешественника, монаха Виллема Рубрука (между 1215 и 1220 - 1293): "При среднем рукаве Волги находится город по имени Суммеркент, не имеющий стен; но когда вода разливается, город окружается водой. Раньше чем взять его, татары стояли под ним 8 лет". Низовья Волги тогда стали столичным регионом другого государства - Золотой Орды. Тут выросли новые величественные и многонаселенные города, а старый, обезлюдевший и потерявший прежнее значение, конкурировать с ними не мог. Как писал иранский историк Хамдаллах Казвини (1281 - ок. 1350), "Саксин в настоящее время затоплен; от него не осталось и следов, но вблизи существует теперь... Сарай Берке - столица государя этой страны". Впрочем, подробная периодизация жизни города, выявление пиков его упадка и расцвета - дело будущего.

Изыскания на Самосдельском городище расширяются. По поручению губернатора Астраханской области Государственное научно-производственное учреждение "Наследие" развертывает тут историко-археологический комплекс, призванный нести как исследовательские, так и популяризаторские функции и, надеемся, стать притягательным объектом для туристов. Здесь планируется создать музей под открытым небом, где будут восстановлены обнаруженные на Самосдельском городище сооружения разных эпох, представлены средневековые ремесленные технологические процессы, хозяйственный цикл.

Первые шаги в этом направлении уже сделаны. В 2005 г. группа студентов Астраханского государственного университета начала натурную реконструкцию раннесредневекового юртообразного жилища с турлучными стенами по образцу найденных при раскопках. Вся работа рассчитана на довольно длительный срок (не менее 3 - 5 лет) и разделена на несколько этапов. Прежде всего требуется детальное изучение материалов, обнаруженных на Самосдельском городище, поиск этнографических и археологических аналогий и параллелей, натурное воссоздание внешнего облика постройки. Потом последует ее сожжение для оценки степени разрушения при воздействии пожара, саморазрушение остатков (под воздействием естественных погодных факторов), их консервация с помощью имитации песчаного заноса. Затем вскрытие и исследование для выявления особенностей сохранности в культурном слое. Результаты такого эксперимента позволят в будущем более уверенно определять и интерпретировать сохранившиеся фрагменты подобных конструкций.

Самосдельское городище - самый интересный и перспективный в дельте Волги археологический памятник, свидетель трех эпох: Хазарского каганата, предмонгольского периода и Золотой Орды. Сделанные здесь открытия позволят восстановить многие недостающие звенья в цепи, связывавшей в древности и средневековье обитавшие здесь народы.

* См.: Е. А. Беглова. Меоты: страницы истории. - Наука в России, 1999, N 4; А. А. Малышев. На юго-восточных рубежах Боспора. - Наука в России, 1999, N 5

** Чжурчжэни - племена тунгусского происхождения, с древних времен населявшие Восточную Маньчжурию; кидани (Китай) - племена монгольской группы, кочевавшие в древности на территории Западного Китая и Монголии. Образовали государство Ляо, в 1125 г. уничтоженное чжурчжэнями

*** См.: Б. Голубов. Подземный мир седого Каспия. - Наука в России, 2007, N 3

**** Огузы - тюркоязычные племена в Центральной и Средней Азии в VII-XI вв. В середине XI в. часть их заселила южнорусские степи.


Дмитрий ВАСИЛЬЕВ, заведующий археологической лабораторией Астраханского государственного университета, кандидат исторических наук Эмма ЗИЛИВИНСКАЯ, Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН (Москва)

Автозапчасти Авто профи.ру цена накидки на автомобиль дешевле чем везде!
Авторские права на статьи принадлежат их авторам
Проект компании Kocmi LTD