Экономика

Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН - СИБИРСКИЙ ФОРПОСТ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ

Передовые идеи, уникальный инструментарий исследования, нетривиальные результаты и неординарные специалисты Института экономики и организации промышленного производства СО РАН известны в нашей стране и за ее пределами. Как это произошло и что сулит завтра?

НАЧАЛО ПУТИ

Идею создать в СО АН СССР Институт экономики и статистики выдвинул академик Василий Немчинов. Он хотел сам его возглавить, но из-за болезни не смог переехать из Москвы в Новосибирск. Поэтому первым директором назначили Германа Пруденского (член-корреспондент РАН с 1958 г.), который и предложил назвать новое учреждение Институтом экономики и организации промышленного производства.

Почему в Сибири? Вот как много позже объяснил Абел Аганбегян (академик с 1974 г.) - его Пруденский пригласил заместителем: "Дело в том, что в Москве во главе гуманитарного крыла Академии стоял политэконом - академик Константин Островитянов (тогда вице-президент АН СССР), человек с революционным прошлым и последовательными марксистскими взглядами, который, как раньше говорили, "имел особое чутье на все новое". Всякое новое направление он считал подрывом марксизма, а марксизму к тому времени было уже сто лет".

После смерти Пруденского (1967 г.) директором стал Аганбегян, в то время член-корреспондент, он-то постепенно и сформировал облик Института, а мы во многом сохранили его до сих пор.

От типичных для Советского Союза академических институтов экономического профиля нас отличало, во-первых, построение теории на основе глубоких исследований реалий хозяйственной жизни различных регионов страны. Для чего мы постоянно проводили экспедиции, активно сотрудничали с представителями тех или иных территорий, руководителями предприятий.

Во-вторых, осуществляли поиск на грани разных наук (экономики, географии, социологии, математики, управления, планирования и прогнозирования, организации производства).

В-третьих, широко применяли математический инструментарий и вычислительную технику. Подтверждением этому служит собственный Вычислительный центр, оснащенный мощными машинами. Тогда подобные им в стране имел лишь один академический институт - Центральный экономико-математический в Москве. И уже в то время были активно использованы возможности нашего Вычислительного центра, в частности, для обработки данных социологических опросов, расчетов по моделям межотраслевого баланса и т.д.

В-четвертых, доведение результатов теоретических исследований до практического применения. В реализации этого принципа Институт, в том числе, работал по заданиям центральных директивных органов страны и союзных республик, имел множество хозяйственных договоров с министерствами, территориальными органами власти, предприятиями и организациями.

НАУКА ТОЧНЫХ ВЫЧИСЛЕНИЙ

К моменту рождения Института в СССР уже имелась солидная теоретическая основа для развития новых методов социально-экономических исследований - были опубликованы труды Леонида Канторовича, Валентина Новожилова, Василия Немчинова (впоследствии академики), переведены на русский язык некоторые работы зарубежных ученых по линейному программированию, математической статистике и экономике, эконометрике. Кроме того, еще в начале 1960-х годов именно в Сибири сложились благоприятные условия для проведения экономико-математических работ, установились тесные контакты представителей точных, естественных и гуманитарных наук, в частности, математиков, физиков и экономистов. В 1960 г. в Институте математики (позже - им. С. Л. Соболева) СО АН СССР открыли математико-экономическое отделение, его возглавил будущий лауреат Нобелевской премии по экономике (1975 г.) Леонид Канторович. С 1963 г. на полную мощность заработал Вычислительный центр СО АН СССР, оснащенный по тем временам самой современной техникой. Сложилась сильная школа специалистов по теории вычислений. И собранный Аганбегяном коллектив ученых был молод, инициативен, открыт ко всему новому. Наконец, это направление активно поддерживали тогдашние руководители СО АН СССР - академики Михаил Лаврентьев, Андрей Трофимук, Гурий Марчук и др.

Свой путь Институт начинал, в том числе, с создания хозрасчетной Лаборатории экономико-математических исследований при Новосибирском государственном университете. Аганбегян привлек в нее 29 кандидатов и докторов наук из Москвы. А всего в ней работало 120 человек, доводивших до практического использования экономико-математические модели и методы. Позднее на ее базе был организован Научно-исследовательский институт автоматизированных систем управления, где трудились уже около 1000 человек (в 1965 г. он вошел в состав Министерства приборостроения и средств автоматизации СССР).

В дальнейшем импульс развитию нашего учреждения придала и проведенная в Новосибирске в октябре 1962 г. Всесоюзная конференция по применению математических методов в планировании. Во время ее работы состоялась выездная сессия пленума Научного совета АН СССР по применению математики и вычислительной техники в экономических исследованиях и планировании. Прошло также совещание заведующих кафедрами и преподавателей университетов и экономических вузов страны, на котором обсуждались вопросы подготовки соответствующих специалистов. Кстати, и в последующие годы мы регулярно организовывали семинары, конференции, симпозиумы (в том числе и международные) такого рода. Из них особо отметим Международную конференцию по моделированию народного хозяйства (1970 г.), впервые проведенную в нашей стране. На ней присутствовали все ведущие представители экономико-математического направления из США, Европы, Азии, в том числе три будущих лауреата Нобелевской премии по экономике - Леонид Канторович (СССР), Тьяллинг Купманс и Лоуренс Клайн (США).

Вплотную занявшись экономико-математическим моделированием, наши ученые сделали важный теоретико-методологический шаг: создавали не просто отдельные модели, а их системы разного уровня - народнохозяйственного, отраслевого, регионального и отдельного хозяйственного звена (предприятия, района). Такой подход стал новым элементом планирования развития народного хозяйства СССР. Одной из первых разработки в данной области начала именно наша Лаборатория экономико-математических исследований в тесном контакте с экономико-математическим отделением Института математики СО АН. Отметим: тогда таким же путем шел лишь Центральный экономико-математический институт в Москве.

Создание иерархической системы моделей потребовало глубокого изучения вопросов выбора и математического описания целевых функций, а также взаимодействия моделей разного уровня. Этими проблемами занялись Абел Аганбегян и доктор экономических наук Кирилл Багриновский; они сформулировали и доказали условия эквивалентности задач с разными критериями оптимальности; доктор экономических наук (сейчас член-корреспондент РАН) Константин Вальтух предложил, а затем теоретически обосновал новую формулу общественной полезности, которую позднее экспериментально проверил на статистическом материале, собранном почти в 30 странах.

Главной целью построения экономических моделей в Институте неизменно считали нахождение способов повышения эффективности всех звеньев национального хозяйства и конкурентоспособности страны на мировых рынках товаров и финансовых инструментов. Исходя из этого назовем модели, наиболее известные во многих странах мира.

В 1965 г. под руководством кандидата, впоследствии доктора экономических наук Николая Шатилова была создана и применена для обоснования предплановых расчетов динамическая модель межотраслевого баланса. Она охватывала 29 отраслей народного хозяйства СССР и стала основой для многих, позднее разработанных в Институте моделей. Уже через несколько лет кандидат физико-математических наук Иосиф Ицкович превратил ее в оптимизационную с 36 отраслями народного хозяйства. По этим моделям у нас считали темпы и пропорции развития экономики страны на кратко- и среднесрочную перспективу.

Затем под руководством Константина Вальтуха его ученики (в то время кандидаты, теперь доктора экономических наук) Борис Лавровский и Вячеслав Масаков предложили уникальную (кстати, до сих пор единственную в мире) модель межотраслевого баланса производственных мощностей. Она имела статический, динамический и вероятностный варианты и была использована с натуральными показателями на основе реальной информации Главного вычислительного центра Госплана СССР.

В 1976 г. система уже действующих у нас моделей пополнилась макроэкономической системой народнохозяйственных показателей (автор - кандидат, позднее доктор экономических наук Сергей Казанцев). В течение несколько пятилеток по заданиям Госплана и Государственного комитета по науке и технике СССР ее использовали, в частности, для оценки эффективности государственных программ научно-технического прогресса.

Небезынтересно, что по результатам прогнозирования, выполненного с помощью моделей народнохозяйственного уровня в отделе Константина Вальтуха, были предсказаны отрицательные темпы экономического развития страны начиная с 1990 г. Ошибка, как мы теперь знаем, была в один год. Но тогда многие не поверили в то, что это действительно случится столь быстро, и в своих записках и материалах, передаваемых в директивные органы, отнесли начало падения на 2000 г.

Вместе с тем наши сотрудники изучали вопрос экономической эффективности межреспубликанских и межрегиональных связей. Ставилась задача установить их как для страны в целом, так и для каждого региона. Для решения разрабатывали необходимые модели, ставшие составной частью выработанной у нас системы народнохозяйственного планирования.

В конце 1960-х годов Институт взялся, казалось бы, за невозможное - разработку межотраслевых балансов Сибири. Возглавили поиск доктора экономических наук Роберт Шнипер и Борис Орлов. Это дело многие считали невыполнимым в немалой степени из-за отсутствия информационного обеспечения. Тем не менее наши специалисты решили задачу.

С 1967 г. в Институте под руководством доктора экономических наук (с 1990 г. академик) Александра Гранберга стали проводить расчеты развития и размещения производительных сил страны. Первоначально модель включала 16 отраслей и 11 экономических зон государства, работы вели до 1990 г. С ее помощью можно было количественно оценить роль различных регионов (в том числе Сибири) в экономическом развитии СССР в целом, на цифрах показать роль и силу межтерриториальных связей. Первые прогнозы по модели были выполнены на период до 1975 г. Они положили начало экономико-математическому исследованию пространственного аспекта экономических систем.

Уже тогда на модельных расчетах, выполненных на основе реальной информации, удалось подтвердить целесообразность опережающих темпов развития Сибири. В ЦК КПСС на эту, как и на ряд других прорывных идей Института, отреагировали негативно, но наше руководство и сотрудники стойко переносили немилость, продолжали исследования.

После распада СССР созданные в Институте межрегиональные модели, в частности посвященные их взаимодействиям, использовались для оценки последствий разрыва хозяйственных связей.

Несколько позже на основе той же оптимизационной системы была представлена межрегиональная модель мировой экономики. Причем прогнозы развития таких стран, как США, Япония, ФРГ, Великобритания, вели и на основе эконометрических подходов. Инициатором и первым руководителем этой работы стал доктор экономических наук Станислав Меньшиков. В 1970-х годах возглавляемый им коллектив рассчитал и предсказал экономический кризис в США 1980 г.

В 1964 г. сотрудники Института под руководством доктора экономических наук Марка Бандмана занялись моделированием территориально-производственных комплексов (ТПК). Ученые исходили из того, что состав и структура последних должны выявляться с позиций наилучших вариантов достижения народнохозяйственных целей, т.е. исходя из оптимального варианта пространственного развития страны. Поэтому набор взаимосвязанных производств, размещаемый на той или иной территории, надо подбирать в ходе решения серии задач народнохозяйственного, отраслевого и регионального уровней. В итоге за относительно короткий срок была обоснована подсистема моделей регионального планирования, включающая оптимизацию производственной структуры и промышленного узла ТПК. Это позволяло согласовывать потребности соответствующих отраслей с возможностями территорий, страны и мировых рынков.

На практике разработанные модели использовали для последовательного изменения пространственной структуры хозяйства Ангаро-Енисейского ТПК, Курской магнитной аномалии, Кемеровской, Владимирской и Воронежской областей, Новосибирского академгородка и др.

В дополнение к межрегиональной модели народного хозяйства была разработана модель экономического взаимодействия регионов, связанных между собой равновесными спросом и предложениями на национальном рынке. В условия каждого регионального блока вводятся уравнения торгового (или платежного) баланса, а общими, связывающими все региональные модели, являются уравнения балансировки межрегиональных потоков. Этими вопросами под руководством Александра Гранберга занимался кандидат экономических наук Александр Рубинштейн (сейчас доктор наук, работает в США).

Затем исследования в области моделирования межотраслевых и межрегиональных связей продолжили доктор экономических наук Виктор Суслов (с 1997 г. член-корреспондент РАН) и кандидат экономических наук Вячеслав Селиверстов. Они выполняли и многообразные прикладные расчеты.

Некоторой альтернативой первоначальному замыслу системы моделей оптимального территориально-производственного планирования, предложенной в 1960-х годах, стали созданные в Институте проекты СИРЕНА (СИнтез РЕгиональных и НАроднохозяйст-венных решений) и СОНАР (Согласование Отраслевых и НАроднохозяйственных Решений). Первый включает модели народнохозяйственного уровня и межрегиональные, второй - те же (но точечные и пространственные) и модели отраслевых систем. Причем в 1980-х годах развивающаяся сеть проекта СИРЕНА охватывала регионы Сибири, Дальнего Востока, Урала, Казахстана, Украины. Работал и проект СОНАР в топливно-энергетическом, химическом, машиностроительном, лесопромышленном комплексах.

Интерес к системе территориальных моделей в России не угас и после смены экономической формации. Развитие стратегического планирования государственных и частных компаний востребовало этот инструментарий для балансовой увязки и народнохозяйственной оценки инвестиционных программ и проектов. В новых условиях хозяйствования нами обосновано развитие транспортной инфраструктуры и топливно-энергетического комплекса. Под руководством доктора экономических наук Сергея Суспицына развивается модельно-методический комплекс СИРЕНА-2. Он объединяет базы данных, сценарные условия, прогнозно-аналитические модели и процедуры подготовки и обработки результатов для федеральных округов РФ, 25 ее регионов и субъектов.

В целом, созданные в нашем Институте экономико-математические модели пространственной структуры экономик регионов, отдельных стран и мира были изучены и взяты на вооружение в научных центрах многих стран. На их основе в отечественных и зарубежных изданиях вышли сотни научных публикаций.

Вместе с тем наши ученые предложили широкий класс стандартных оптимизационных моделей планирования развития и размещения производств в отраслях промышленности и в межотраслевых комплексах. Инициировали эти работы доктора экономических наук Леонард Козлов, Алексей Алексеев, Валерий Кулешов (с 1997 г. академик). Они обосновали одно из важных направлений в области экономико-математического моделирования - оптимальное отраслевое планирование, впервые в стране подготовили и выпустили в свет несколько методических положений. Затем под руководством Алексея Алексеева и в соответствии с принятой в Институте идеологией системного моделирования его сотрудники перешли к разработке иерархической системы моделей отрасли, включив ее в подотрасли и предприятия. При этом на каждом уровне применялись линейное программирование для отрасли в целом, сетевое - для подотраслей и экономико-статистическое - для отдельных производственных объектов. Такой подход существенно повысил точность расчетов и надежность прогнозов.

В дальнейшем развитие отраслевых и межотраслевых моделей пошло по пути включения детализированных отраслевых блоков в оптимизационные и балансовые модели межотраслевого баланса страны.

В работе над отраслевыми и межотраслевыми моделями, моделями подотраслей и комплексов отраслей мы тесно сотрудничали с Сибирским энергетическим институтом (Иркутск), Институтом экономики черной металлургии, Всесоюзным научно-исследовательским и проектным институтом экономики и организации управления производством и информации по лесной, целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности, Государственным институтом строительного и дорожного машиностроения (Москва), многими другими учреждениями страны, министерствами и ведомствами.

Первоначально разработка и практическая апробация в краткосрочном и среднесрочном планировании моделей промышленных объектов шли в рамках нашего отраслевого отдела под руководством доктора экономических наук Бенциана Розина, кандидатов экономических наук Людмилы Сергеевой, Мирона Ягольницера и Мери Лукацкой. Более того, стремясь своевременно и полно донести свои научные идеи и практические рекомендации до научных кругов страны, ее руководителей, регионов и предприятий, Институт стал выпускать два журнала - "Регион: экономика и социология" и "ЭКО". Особенно большим спросом пользовался второй, вышедший в свет в 1970 г. Первым его главным редактором стал Абел Аганбегян. Благодаря сбалансированному сочетанию теории и практики, смелой подаче объективного статистического материала и живому раскрытию передового опыта хозяйствования "ЭКО" завоевал известность не только в стране, но и в мире. Сейчас он востребован в более 200 городах России - от Калининграда до Владивостока, в странах СНГ и дальнего зарубежья.

ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ - ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО

Среди ранних работ Института по социально-экономической тематике выделялись труды Германа Пруденского по теоретико-методологическим проблемам изучения социального времени, кандидата экономических наук Льва Стародубского - по воспроизводству, распределению и использованию трудовых ресурсов Сибири, доктора экономических наук Василия Патрушева - по проблемам интенсивности и производительности труда, рабочего и нерабочего времени, кандидата экономических наук Виктора Переведенцева и кандидата географических наук Жанны Зайончковской - по трудообеспеченности экономики Сибири, миграции и условиям жизни населения. А с созданием в 1962 г. в Новосибирском государственном университете лаборатории по применению статистических и математических методов быстро начал расти исследовательский коллектив, давший начало не только современной экономико-математической, но и экономико-социологической школе. Лидером на всем протяжении становления и развития была академик (с 1981 г.) Татьяна Заславская (она окончила физико-математический факультет МГУ).

Большое внимание уделялось проблемам и анализу эффективности формирования трудовых ресурсов разных территорий (в первую очередь наметившихся тогда в СССР районов нового хозяйственного освоения Тюменской области и Якутской АССР). Изучение одной из острых социальных проблем сибирского региона - высокой текучести кадров - возглавили кандидаты экономических наук Евгений Антосенков (в последствии доктор наук), Зоя Куприянова и Валентина Калмык. Тщательно анализировалась и профессиональная ориентация выпускников школ. Эту работу вел коллектив во главе с кандидатом экономических наук Владимиром Шубкиным. Анализ конкретных тенденций проводили на серьезном математико-статистическом уровне, широко использовали корреляционные модели, таксономию, распознавание образов, факторный анализ.

Первая половина 1980-х годов стала переломным моментом в становлении Новосибирской экономико-социологической школы. В апреле 1983 г. был подготовлен концептуальный материал "О совершенствовании социалистических производственных отношений и задачах экономической социологии". Исследуя причины низкой эффективности советской экономики и закономерности ее развития, авторы показали ограниченность традиционного политэкономического подхода и обосновали необходимость создания новой парадигмы исследования общественных процессов. Этот доклад был опубликован на Западе как "Новосибирский манифест" и воспринят как первая ласточка, возвещавшая начинавшуюся в СССР "весну". И затем, несмотря на все трудности и сложности перестроечного периода в стране, наш социологический коллектив продолжал развиваться как самостоятельная научная школа, прирастая молодыми талантливыми исследователями. Так, в 1990 - 2000-е годы они разработали институциональную теорию хозяйственного развития России (доктор социологических наук Ольга Бессонова), теорию матриц (доктор социологических наук Светлана Кирдина), социолого-экономическую концепцию трансформации свободы (доктор социологических наук Марина Шабанова), вопросы теории, методологии и методики социологии адаптации (доктор социологических наук Людмила Корель).

В конце прошлого - начале нынешнего века Новосибирская экономико-социологическая школа вплотную занялась изучением социальных институтов в России, влияние которых на ход событий в период радикальных общественных перемен неизмеримо возросло. Институциональная методология позволила органично увязать макро- и микроуровни исследований, потребовала расширения временных границ анализа и способствовала появлению новых перспектив научного поиска.

Нынешний этап исследований в области экономической социологии в Институте находится в русле соответствующих современных теорий, объясняющих закономерности общественного развития с позиции деятельности социальных субъектов. В этом направлении наш коллектив осуществляет несколько проектов (научный координатор - доктор социологических наук Земфира Калугина), посвященных развитию человеческого потенциала в условиях социальных и экономических инноваций, продолжает изучать механизмы, стратегию и ресурсы адаптации социальных групп в меняющемся обществе.


Академик Валерий КУЛЕШОВ, директор, доктор экономических наук Сергей КАЗАНЦЕВ, заместитель директора, доктор социологических наук Земфира КАЛУГИНА, заведующая отделом, кандидат экономических наук Людмила СЕРГЕЕВА, ученый секретарь, Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН

Авторские права на статьи принадлежат их авторам
Проект компании Kocmi LTD