История

РАЙСКИЕ КУЩИ ДРЕВНЕЙ РУСИ

С чем ассоциировали рай наши далекие предки? Что собой представлял феномен древней Руси - сад? Его разнообразные наименования (виноградник, виноград, вертеп, вертоград) восходили к Библии. Почему наиболее часто употребляемым являлось "огород"? Какие типы садов были распространены на территории нашего государства в древности? Ответы на эти и другие вопросы вы найдете в предлагаемой статье.

Отношение к саду как сакрально и художественно значимому явлению сложилось на Руси после принятия христианства (988 г.). Люди и раньше наделяли посаженные ими деревья различными духовными началами, но не организовывали их в осмысленные композиционные системы и не почитали как посадки особого рода. Объектами поклонения в дохристианскую эпоху (а в ряде случаев и в последующие столетия) были священные рощи - отдельные небольшие лесные массивы, созданные самой природой. А для средневекового человека сад - это прежде всего мечта о вечной и прекрасной жизни. Изобилие вкусных плодов, изысканный букет тонких ароматов цветов и услаждавшее слух пение птиц отождествлялись с раем. (Кстати, это слово в переводе с древнееврейского означает "закрытый сад".) Как человеческое тело является оболочкой для души, так и сад должен быть окружен оградой. Назначение ее - защищать это сокровенное место от греховного мира. Отсюда и самое распространенное название - "огород". К тому же у русичей сад ассоциировался с образами Богоматери, церкви и даже человека.

На Руси изначально бытовали различные типы насаждений. К примеру, при богатых городских усадьбах разбивали компактные сады - их обычно называли "красными" ("красивыми"), которые напоминали палисад. Обширные же загородные насаждения чаще именовали просто садом, иногда "раем". В 1157 г. после смерти великого князя Юрия Долгорукого в Киеве разграбили его "красный двор" и загородное владение за Днепром, прозванное "раем".

В середине XII в. массовое распространение получили "огороды с садом" и "огороды с капустой", что свидетельствовало о дифференциации насаждений. В то же время существовали и смешанные посадки. Основу последних составляли плодовые деревья, преимущественно яблони. Пространство между ними заполняли овощами, цветами, целебными и благовонными травами, а где позволяли природные условия - и виноградными кустами.

Облик "огорода" формировали не только виды насаждений. Нередко среди деревьев размещали пруды (садки), где разводили рыбу и устраивали зверинцы. Древнейший русский летописный свод "Повесть временных лет" (около 1113 г.) сообщал о статуях, привезенных в Киев в конце Х в. князем Владимиром. Они стояли за Десятинной церковью на его дворе. Речь шла о "четырех медных конях" (вероятно, подразумевалась квадрига - двухколесная колесница, запряженная четырьмя лошадьми) и двух неназванных статуях. Данный факт свидетельствует о связи садов русской аристократии того периода с некоторыми традициями античной культуры.

Особую группу составляли церковные и монастырские сады. Если первые были сравнительно небольшие и разбивали их вблизи храмов, то вторые различались по назначению, размерам и другим характеристикам. Основной сад, самый нарядный, с продуманной планировкой и разнообразным составом насаждений, устраивали внутри монастырских стен около соборного храма. Небольшие посадки были у келий; другие, преимущественно утилитарного назначения, находились на периферии монастырской территории или за ее пределами.

Первый большой яблоневый сад появился по инициативе игумена Антония в Киево-Печерском монастыре (1051 г.). Здесь же в начале XII в. монах Николай по прозвищу Святоша - бывший черниговский князь Святослав (1080-1142) - около кельи "своими руками" посадил садик.

Кроме того, на Руси издревле были известны "верховые", или "висячие" сады (о них, например, упоминает "Изборник" Святослава 1076 г.). Их разводили в самых богатых городских усадьбах князей и вельмож и обычно устраивали на сводах каменных теремов, остатки которых, относящиеся к X-XII вв., обнаружили археологи в Киеве, Чернигове, Смоленске, Полоцке, Гродно, Перемышле (ныне польский город Пшемысл), Звенигороде Южном (территория современной Украины).

Все типы насаждений гармонировали с архитектурными сооружениями и окружающей средой. Их использовали для формирования облика поселений. Окружая собор, они подчеркивали силуэт центральной возвышенной части города, а по мере отдаления от него все больше разрастались, почти смыкаясь с окрестными лесами.

В соответствии с принятыми тогда правилами деревья не должны были закрывать вид из дома на сам сад, ворота, открывавшиеся холмы, водоемы и поля. Особо оговаривалось расстояние между насаждениями и соседним двором - не менее 12 стоп (около 4 м), чтобы не загораживать свет и обзор.

Аккумулируя собственный опыт возделывания растений с достижениями византийцев, древнерусские мастера подняли садоводство до уровня искусства. Но все это было нарушено монголо-татарским нашествием (1237-1240 гг.) и последующим более чем двухвековым игом (до 1480 г.). Кочевники сожгли, разрушили и разорили многие города и загородные усадьбы. В числе утрат исторические источники называют и сады. Так, в "Слове о погибели земли Русской" (между 1238-1246 гг.) автор, перечисляя основные красоты, прославлявшие прежде нашу родину, наряду с "городами великими", "селами дивными", "домами церковными" (храмами) упоминает и монастырские сады ("винограды обительные").

Последующая история садоводства представлена в дошедших до нас документах преимущественно московского региона. Здесь еще в XIV в. наряду с "хозяйственными" разбивали насаждения, предназначенные для отдыха. О последних говорится в духовной грамоте митрополита Алексия (? -1378): свой "садик подольный" (т. е. находившийся в низменной части Кремля) он завещал Чудову монастырю. Впрочем, тогда же подобные посадки существовали и за пределами Кремля, в том числе на Посаде - торгово- ремесленном поселении. В начале XV в. здесь появились загородный двор великого князя, летняя резиденция митрополитов и боярские усадьбы, также имевшие сады.

Качественные изменения в столичном садоводстве наметились на рубеже XV-XVI вв. после сооружения в Кремле (1487-1508 гг.) нового дворцового комплекса великого князя. Создавали его под руководством итальянских архитекторов под влиянием второй жены великого князя Ивана III Софьи Палео-лог (племянницы последнего византийского императора)  , жившей долгие годы в Италии. На сводах каменной Набережной палаты разбили висячий сад, постоянно обновлявшийся до конца XVII в., а в 1493 г. за Москвой-рекой, напротив Кремля, возник государев сад.

О том, какое место занимало садоводство в быту горожан в этот период можно судить по "Домострою" Сильвестра (XVI в.) - своеобразной энциклопедии домашнего хозяйства. В отдельной главе "Огород и сад как водити" даны подробные практические рекомендации по выращиванию фруктовых деревьев и овощей, а также сохранению урожая. Посол великого князя в Италии Д. Герасимов писал в 1525 г.: "почти все дома [в Москве] имеют при себе отдельные сады как для разведения овощей, так и для удовольствия, отчего редкий город по своей окружности кажется много большим". О том же сообщал в своих "Записках о Московии" (1549 г.) австрийский дипломат С. Герберштейн, дважды побывавший в нашей столице: "Сам город - деревянный и довольно обширен, а изнутри кажется еще обширнее, чем на самом деле, ибо весьма увеличивается за счет пространных садов и дворов при каждом доме".

В начале XVI в. в районе Замоскворечья (напротив Кремля) появляются Садовые слободы, заселявшиеся дворцовыми садовниками, а в конце века в северо-восточной части Земляного города столицы - Огородная слобода, где жили и работали придворные овощеводы. Общую картину зеленых насаждений во владениях монарха дополняют данные о многочисленных царевых селах вокруг Москвы - Воронцове, Коломенском, Красном, Воробьеве, Черкизове, Рубцове.

Принципиально новым явлением для России стало учреждение в 1581 г. первой аптеки, находившейся первоначально на территории Кремля. Почти одновременно рядом с ней разбили аптекарский сад, в котором выращивали разнообразные фруктовые деревья, ягодные кустарники и лекарственные травы.

О новых тенденциях в садовом искусстве можно судить по сохранившейся описи Борисова городка (1664 г.), располагавшегося в 7 км от подмосковного города Можайска. Тут на рубеже XVI-XVII вв. на высоком холме была выстроена загородная резиденция царя Бориса Годунова. В ней нашлось место для устройства регулярного, имевшего строгий геометрический план, сада с беседками, большим прудом, насыпным островом и "лебяжьим двором" (домиками для лебедей). Они стали составной частью великолепного белокаменного архитектурного ансамбля, представлявшего собой небольшую крепость с четырьмя башнями, двумя воротами и удивительной по красоте шатровой церковью.

В начале XVII в. в столице появились новые сады: Васильевский (ниже Кремля) и на реке Пресне. Они поражали иностранцев своим великолепием. Шведский дипломат П. Петрей, неоднократно бывавший в Московии, опровергал в записках 1615г. бытовавшее в европейских странах мнение об отсутствии с России плодовых деревьев и "зелени" - их здесь "легче достать..., нежели в другом месте". Наряду с большими лугами, множеством деревьев и увеселительных садов, П. Петрей особо выделил то, что в великокняжеском владении имеются "три больших прекрасных сада с разными деревьями и травами и большой луг в городе, возле самого дворца".

Вероятно, не без помощи иностранцев в первой половине XVII в. на каменных сводах дворца заново устроили Верхний Набережный сад (поблизости от Боровицкой башни Кремля). Он имеет Г-образный вид: ширина - 9 сажень (1 сажень = 216 см), длина - 40, а по стороне бокового корпуса - 26. Его обнесли каменной оградой, продолжавшей стену здания. Сквозь резные раскрашенные решетки многочисленных окон и беседок открывался вид на Замоскворечье. Природный пейзаж органично дополняли иллюзорные картины, созданные в конце аллей сада художниками. Самым известным среди них был выходец из Гамбурга П. Энглес. Его полотна уводили посетителей висячих садов в лабиринты придуманных городских пейзажей и природных ландшафтов.

По тому же типу в Москве разбили и Нижний Набережный сад - с беседками, водоемами и фонтанами, оградами, монументальной башней на углу и теплицами для выращивания экзотических овощей и цветов. Судя по обмерным чертежам, подготовленным под руководством архитектора Д.В. Ухтомского, две пересекающиеся аллеи с фонтаном в центре образовывали крест. Картину иллюзорного мира дополняла флотилия потешных судов на прудах, где обучался морскому делу будущий император Петр I. Совершенно очевидно, что при создании подобных садов учитывался европейский опыт.

Многочисленные планы столицы и иные письменные источники свидетельствуют: в Кремле в XVII в. существовали также другие наземные и "верховые" насаждения. Они находились на Боровицком холме при боярских усадьбах, монастырских дворах и подворьях. Особый интерес вызывают сады Семирамиды при Патриаршем и Потешном дворцах. После того, как палаты боярина И.Д. Милославского (тестя царя Алексея Михайловича) перешли в царское владение, став частью дворцового комплекса, обустройство и характер их использования изменились. С 1672 г. здесь стали устраивать спектакли - "потехи" (отсюда весь комплекс получил название "Потешный дворец"). В 1685 г. мастер Г. Никитин, несколько перестроив один из корпусов, непосредственно примыкавший к северо-западной кремлевской стене, соорудил на его крыше "верхний кремлевский сад". Обнесенный балюстрадой, он соседствовал с небольшой домовой церковью Похвалы Богоматери и соединялся с ней лестничными переходами.

Кремлевские насаждения оказали огромное влияние на садовое искусство Москвы, Подмосковья и некоторых других регионов России. Конечно, основная масса посадок осуществлялась в соответствии с классическими традициями, но вместе с тем в XVII в. отмечено немало новаций. Например, в 70-е годы висячий сад появился в архитектурном ансамбле митрополичьего двора в Ростове Великом  . Инициатива принадлежала тамошнему митрополиту Иону Сысоевичу, являвшемуся в 1662-1664 гг. местоблюстителем русского патриаршего престола в Москве. Несомненно, под влиянием столичных впечатлений он затеял обустройство своей ростовской резиденции.

С 1670-х годов необходимым условием при строительстве или обустройстве государственных и дворцовых объектов (в том числе и садов) становится детальный чертеж. Постоянно усложнялся его графический "язык". В частности, зеленые массивы зачастую обозначали тремя расходящимися стебельками, а отдельно стоящие деревья - символом дерева с характерным очертанием кроны и прямого ствола. Вошли в обиход разбивочные чертежи с масштабной сеткой обмерного характера. С XVII в. стала преобладать регулярная планировка садов. При этом зачастую воспроизводили западноевропейские образцы, высаживали экзотические для России растения: лимон, виноград, персик, вишню, миндаль, грецкий орех, кусты роз (вместо популярного ранее шиповника), различные сорта тюльпанов.

Новый тип насаждений отражен на иконе "Богоматерь - Вертоград заключенный", написанной Н. Павловцем около 1670 г. Мария с младенцем на руках здесь изображена на фоне реального сада. Это прямоугольной формы участок, отделенный от дикой природы оградой, составленной из башен (фигурных столбиков), поддерживающих перила с большими изысканной формы вазами, наполненными пышными цветами. Обращает на себя внимание геометрически четкая разбивка участка на грядки как вдоль ограды, так и поперек (в его центральной части). Рисунок плана подчеркивают низкорослые деревья, расположенные у самой ограды на равном расстоянии друг от друга, и пирамидальной формы кустики, также растущие по периметру, но уже ближе друг к другу. Узнаваемы и садовые цветы: розы, гвоздики, тюльпаны. Иконописец заимствовал изображение сада из западноевропейского источника, скорее всего, из голландской гравюры. Это свидетельствует о готовности русского общества того периода к восприятию нового в садоводстве.

Измайлово - подмосковная усадьба царя Алексея Михайловича - вершина достижения отечественного садового искусства XVII в. В 1660-е годы здесь возвели новый государев двор. Наряду с местными умельцами к делу привлекли мастеровых людей из Киева, Астрахани, Крыма, а также иноземных. Среди них особенно выделялся Г. Хут (вероятно, голландец по происхождению), ставший главным садовником. Для посадок отбирали как традиционные, так и экзотические культуры. Из разных городов привозили лучшие образцы плодовых деревьев. Кроме того, отправили экспедиции в дальние страны "за заморскими" семенами, деревьями и травами. Одновременно затребовали "диковинные злаки", семена хлопчатника; предполагалось посадить виноград, арбузы, дыни.

Центральной частью образцового хозяйства в Измайлове выступал государев двор, разместившийся на берегу реки Серебрянки. Для лучшего обустройства данного участка в 1667 г. вырыли обводной канал, на реке возвели запруды. В результате царская усадьба оказалась на острове. Однако со строительством зданий не спешили - прежде необходимо было разбить и вырастить сады.

К северу от усадьбы (примерно в 3 км) на лесной поляне под руководством Г. Хута посадили сад, получивший название Просяной. Тут сочетались злаковые культуры, фруктовые деревья (в основном яблони), кустарники и цветы. Судя по плану XVII в., композиция представляла собой шесть вписанных друг в друга квадратов. В центральном выстроили эффектную круглую каменную беседку, увенчанную флюгером в форме двуглавого орла. Сквозь ее аркаду просматривался весь сад, четыре аллегорических фонтана в виде статуй зверей. По углам первого квадрата разбили причудливые по рисунку двенадцать круглых клумб цветников, составивших обрамление следующего квадрата. Далее шли кустарники: барбарис, крыжовник, малина. Внешнюю "рамку" образовывали: просо, овес, ячмень, пшеница, гречиха, а также лен, горох и конопля.

К северу от усадьбы находился самый обширный - Виноградный сад (около 16 десятин, или 17,44 га). Преимущественно он состоял из фруктовых деревьев и кустарников, среди них 10 кустов винограда. Композиция его отдаленно напоминала планировку Просяного. Она также представляла ряд концентрических квадратов, но с большими круглыми площадками по углам. В последних уменьшающимися к центру кругами посадили деревья (груши, красные и белые вишни, "царские" сливы). По периметру квадратов шли посевы гречихи, риса, овса, ячменя, пшеницы, цветов и трав. Центр выделялся яркой полосой алого мака. В Виноградном саду выстроили крытые деревянные переходы и терема, установили резные ворота.

В окрестностях царского двора в 1670 г. высадили круглой формы Аптекарский сад: в виде четырех вписанных друг в друга окружностей, разделенных на 10 секторов, сходящихся к центральной круглой площадке. Выполняя свои прямые функции по выращиванию лекарственных растений, он решал и эстетические задачи. Об этом свидетельствует не только его композиция, но и подбор растений, рассчитанный на декоративный эффект. Лекарственные культуры соседствовали с овощными, различными деревьями, кустарниками (шиповником и барбарисом), яркими цветами (маком, васильком, гвоздикой и др.).

Самым эффектным среди измайловских насаждений был Потешный (или "итальянский") сад, разбитый в непосредственной близости от усадьбы. Основой его композиции стал крест, составленный из одного большого и четырех малых квадратов. В центре (большом квадрате, равном четырем малым) был устроен сад-лабиринт "Вавилон", включавший такое многообразие растений, что создавалась иллюзия сказочного мира. Его окружали необычные по формам и расписанные красками архитектурные сооружения - ворота, мосты, конюшня и терем.

На западной оконечности самого острова, рядом с царским летним дворцом, в 60-е годы XVII в. устроили зверинец. В нем наряду с обитателями наших лесов (лосями, кабанами, медведями, волками, лисицами, оленями) содержали львов, тигров, барсов, рысей, дикобразов. Таким образом, усадебный комплекс Измайлово ярко иллюстрировал новое отношение к садовому искусству на Руси.

В конце XVII в. русский сад утрачивает свои традиционные средневековые качества, и его восприятие во многом основывается на рациональной визуальной оценке. Его все реже связывают с религиозными представлениями. Обращение к видимым красотам мира открыло перед русским обывателем возможность выбора между рукотворным садом и самой природой.


Доктор культурологии В.Д. ЧЕРНЫЙ, Московский педагогический государственный университет

Авторские права на статьи принадлежат их авторам
Проект компании Kocmi LTD