Зоология

Проблемы. Поиск. Решения. Приют для медвежат

Проблема репатриации детенышей-сирот бурого медведя в дикую природу до недавнего времени считалась неразрешимой, и малыши, оставшиеся без матерей, почти все погибали. Ныне благодаря специалистам ситуация изменилась. С 1990 г. они вырастили и выпустили на волю более 100 зверят. В 1994 г. удалось "поселить" в лесах медвежат- сеголеток, родившихся в зоопарке, а с 1996 г. питомцы заповедника "Чистый лес" пополняют исчезающую локальную популяцию среднерусского подвида в брянских лесах.

Методика нашего биосферного заповедника основывается на многолетнем наблюдении за животными, детальном изучении формирования их поведения, которое тесно связано с их физиологическим развитием. Причем мало вырастить питомцев, нужно, чтобы после выпуска на волю, они не пошли к людям: к сожалению, зверьки чрезвычайно быстро привыкают к человеческому голосу и запаху.

Работа с бурыми медвежатами-сиротами многообразна и требует массу времени и внимания. При общей закономерности развития они отличаются яркой индивидуальностью, проявляющейся во всем: в скорости роста, привычках, во взаимоотношениях друг с другом, способности приспосабливаться к жизни на воле и т.д. Кроме того, наш опыт показал: к зверятам, попавшим к нам из берлог, нужен один подход, а в силу определенных обстоятельств попавшим к людям и выкормленным ими - совершенно иной. Однако существуют и общие правила, которые следует соблюдать неукоснительно.

С первых же дней поступления к нам питомцев в медвежьем домике - строгая тишина. Негромкое общение между сотрудниками возможно только в ранний период (до 2,5 месяцев). Со зверятами же разговаривать им запрещено. Посторонних в приют не пускают. В течение всего периода выращивания малышей число контактов с ними мы сводим до минимума. На руки берем исключительно при осмотре, проверке состояния здоровья, кормлении, выполнении массажа, проведении процедур обмера, взвешивания, а также при лечении.

Далее. При обслуживании мы надеваем одну и ту же одежду и обязательно платяные перчатки, ибо у медвежат очень нежная кожа, не приспособленная к механическим и химическим воздействиям. Кроме того, от прикосновения рук человека могут возникать различные поражения лишайного или грибкового характера, от которых зверькам трудно избавиться.

Исключено применение духов, одеколона, другой парфюмерии, поскольку у бурых медведей с раннего возраста хорошо развито обоняние и вполне вероятно, что у них происходит запечатление определенного запахового сигнала, причем в более взрослом возрасте может проявиться нейтральная или положительная реакция. А это чревато тем, что, выпущенные на волю, они не будут бояться человеческого запаха и могут погибнуть.

Попадающих к нам детенышей из берлог, порой еще слепых, мы прежде всего осматриваем. Чтобы правильно организовать содержание и кормление, необходимо определить их возраст. Его достаточно легко установить по массе и внешнему виду в первые 10 - 30 дней жизни. Вес новорожденных колеблется в пределах 500 г, за последующие 8 - 10 дней он увеличивается до 610 - 680, а затем равномерно прибавляется приблизительно по 15 - 25 г в сутки; после 3 месяцев привес составляет 50 - 70 г.

Уши зверят до 10 дней почти голые и закрыты (они открываются на 17 - 20-й день и поднимаются на 45 - 55-й), подошвы лап темные. На 28 - 34 сутки открываются глаза, и питомцы начинают быстро ползать. К двухмесячному возрасту уже поднимаются на ноги, и с этого момента начинается их быстрое развитие, появляются первые игровые движения.

С особой осторожностью следует обращаться с новорожденными. Детеныши бурого медведя обладают высокой жизнеспособностью, но терморегуляция у них несовершенна: они переохлаждаются даже при комнатной температуре, что может привести к пневмонии и к гибели. Поэтому под пеленки мы кладем грелки.

Наиболее существенное - правильное питание. Маленьких необходимо кормить каждых два часа, хотя не всегда они с первого раза берут соску, но терпеливое обращение обеспечит успех. Жирность молока медведицы - 13 - 17%, поэтому мы используем парное коровье или козье, подогретое до 36 - 38°С, причем от одного и того же животного. Хорошие результаты (в возрасте от рождения до 1,5 месяцев) были получены при употреблении детской молочной смеси отечественного производства ("Малютка") и сухого молока жирностью 25%.

Обязательное правило при кормлении до 4 месяцев - посуда всегда должна быть чистой, нельзя пользоваться химическими моющими средствами, жирные налеты смывать только кипятком. В случае попадания в корм загрязняющих веществ у детенышей возникает диспепсия, от которой они могут погибнуть.

До двух месяцев мы кормим зверят из сосок, затем приучаем есть из миски. Причем этой работой занимается исключительно один сотрудник, и только в тех случаях, когда животных оказывается много, - двое. В возрасте 2 месяцев у питомцев уже хорошо развито чутье и слух, поэтому, уловив чмоканье, они знают, что началось кормление. Те, до кого не дошла очередь, начинают волноваться, пищать, скоблить стенки ящика и кричать. Если случается задержка с кормлением, медвежата возбуждаются до такой степени, что потом вовсе отказываются от пищи. Раз в неделю мы обязательно купаем их в теплой воде, что им очень нравится.

Детский период (от 3 до 7 месяцев) - чрезвычайно ответственный для будущей жизни особей. В этом возрасте зверята хорошо ориентируются на человека, на различные звуки, сопровождающие его, особенно связанные с кормлением, и могут проявлять высокую активность, выражающуюся в попрошайничестве, стремлении к контакту и игре. Вот почему мы переселяем их в конце апреля в специальное помещение - домик-берлогу. Это деревянный бревенчатый сруб без окон, с глухой дощатой верандой. Внутри монтируем клетки с отсеками, в них селим от 1 до 3 малышей в зависимости от поведения и родства. Кормлением в указанный период (независимо от количества зверьков) занимается один сотрудник; запахи других людей вызывают у них реакцию избегания.

Домик-берлога расположен в вольере, огороженном сеткой. Здесь же имеется хорошая клетка; в нее при необходимости можно посадить зверят. В первые выходы на природу, когда земля еще холодная и лежит снег, пребывание медвежат не должно быть дольше 10 - 12 мин. Через неделю они самостоятельно играют уже 20 мин, но необходимо внимательно следить за их поведением и вовремя унести замерзшего малыша в помещение. А снег в принципе доставляет им особую радость. Лишь только кому-то из них попадется бугорок, покрытый снегом, как он тут же лезет на самый верх, валится на бок и скатывается вниз. Затем снова взбирается наверх и все повторяется - скатывается на животе, спине, боку или кувыркается через голову. За ним лезут и остальные, вместе устраивают веселую свалку. Двое становятся на задние лапы, крепко охватывают друг друга, топчутся на месте, стараясь свалить противника, наконец, оба катятся вниз. Насквозь промокшие, дрожащие от холода, они отлеживаются на сене в домике-берлоге, а через некоторое время снова бегут резвиться. У нас не было случая, чтобы кто-нибудь из питомцев заболел. При достижении 4 месяцев с ними можно ходить в лес на 3 - 4 ч на расстояние до 1,5 км. Территорию вольера они осваивают самостоятельно.

Все лето медвежата взаимно внимательны. Если кто-то в группе обнаруживал, что, увлекшись сочной травой или муравейником, отстал, то начинал кричать. Его собратья немедленно отвечали ему и бежали навстречу. Ближе к осени у них поведение изменилось: они разделились на небольшие группки - по двое- трое. Даже у кормушки не собирались вместе. Правда, поздно вечером ложились спать вместе под ель.

Обычно мы даем сиротам имена, начинающиеся на букву района или области, откуда их доставили. Так, мы вырастили Тосю, Тихона, Торопу, Тану из Торопецкого района, Олю, Олега и Оксану - из Оленинского, Макса, Машу, Марка - из Максатихинского и т.д. (Тверская область).

У медведицы обычно рождается по 2 - 3 детеныша, иногда больше. Оказывается, если появляются 4, то в природе по крайней мере один чаще всего погибает, ибо ему мало достается молока - он гораздо слабее. Мы же наблюдали любопытную картину. Первые четверо от одной матери, попавшие к нам из Оленинского района, некоторое время находились у людей и росли баловнями. Мы в любой момент могли ожидать от них чего угодно (с грохотом роняли ведро и миски с полки, трещали обои, разворачивали рулон мягкой мерной ленты). Постоянно содержать малышей в клетке, выпуская только на кормление, было жестоко: они скоблили фанерные стенки, жаловались, злобно ревели. От серьезных неприятностей спасло наступление весны, и питомцев переселили в домик-берлогу. Из этой четверки лишь Оля оказалась слабой и почти в 2 раза отставала в весе, поэтому ее пришлось еще задержать. По всему было видно, что она была в семье "изгоем", но у нас стала быстро поправляться, и в вольер ее перевели, когда совсем потеплело. В компании медвежат Оля держалась в стороне, при их приближении издавала угрожающие звуки. Играть со всеми начала лишь в мае, но стоило партнеру ненароком причинить ей боль, она яростно набрасывалась на него. За лето Оля превратилась в изящного медвежонка, но все-таки заметно отставала от других в росте. Тем не менее, наблюдая за ее характером, мы решили отпустить ее на волю вместе с другими. В нашей практике это первый случай, когда мы выпустили зверя в середине июля весом в 16 кг.

Следующая четверка попала к нам прямо из берлоги. Они оказались не по возрасту маленькими, поскольку их мать была молодой и имела мало молока. Медвежата выказывали недоверчивость даже к тем, кто их кормил. До самого последнего дня пребывания в питомнике они держались вместе, не стремились к контакту с другими медвежатами. И опять же среди них выделялась самая небольшая Алиса, которая первой замечала опасность, но была находчивой, умудрялась без всякой драки лакомиться осиным гнездом вместе с нашедшим, что обычно ее собратьям не свойственно.

Фильм французского режиссера К. Гаранже рассказал о нашей работе всему миру. Главные его герои - Бурый (Новгородская область) и Марк (Тверская область). Первый - типичный "изгой" в семье (его нашли школьники на болоте), второй (привезенный к нам на неделю позже) - баловень судьбы, живший у людей. Если первый был настолько плох, что его поначалу пришлось кормить специально приготовленным целебным молочком через трубочку и лишь через три дня он начал самостоятельно есть, то второй - крепкий откормленный - сразу требовательно попросился на руки, но не получив привычной ласки, стал царапать и кусать специалиста. В вольере Марк тут же обошел всех сверстников, мимоходом кого-то толкнул лапой, кого-то укусил, а когда зверята стали ходить в лес на самостоятельную кормежку, он часто отделялся от общей группы.

Неожиданно для нас Марк подружился с Бурым. Они кормились сочной травой, буквально соприкасаясь головами, вместе разоряли осиные гнезда, не вступая при этом в спор.

Именно эта пара оказалась идеальными героями фильма К. Гаранже, впоследствии получившего несколько международных призов. Несмотря на то, что французы снимали издали, мы боялись, что после съемок медвежата станут безнадежными для дикой природы. Но опыт показывал: после зимней спячки мишки снова проявляют страх к людям. Пришлось этих питомцев оставить на зиму у нас, и расчет оправдался: весной их больше не тянуло к людям. До середины июня они обитали недалеко от вольера, а потом (т.е. в период, когда зверят покидает медведица) ушли. В августе их зарегистрировали в 8 км от нас. Они так и ходили парой.

Мы научились выращивать сирот, которые попадали к нам новорожденными из берлоги или маленькими, побывавшими несколько месяцев у людей. А можно ли выпустить на волю медвежат, родившихся в зоопарке? В неволе бурые медведи успешно размножаются, однако зверинцы, как правило, находятся в черте городов и не могут территориально расширяться, да и чем там кормить потомство? Поэтому новорожденные становятся "лишними" и от них избавляются. Нам удалось заинтересовать дирекцию зоосада города Казани, хотя это был риск, поскольку и родители малышей тоже родились в неволе.

Было решено содержать там медвежат с матерью до мая, а затем привезти в наш заповедник. Обязательными условиями поставили: в зоопарке им нельзя иметь прямых контактов с людьми, служащие не должны трогать их руками.

В дальнейшем предположение, что малыши будут бояться людей, оправдалось. Наблюдения в течение 3 дней показали: из клетки их еще нельзя выпускать, поскольку от страха могут убежать в лес, а сами находить пищу и убегать от опасности не умеют. Решили приучить питомцев к человеку, находящемуся с ними во время прогулок. Одновременно предстояло научить их есть из миски, чтобы помнили: около клетки всегда можно найти овсяную кашу. Оказывается, рожденные в зоопарке не умеют лазать по деревьям. Значит, защитить себя в природе они не смогут. Постепенно за 1,5 месяца зверьки стали самостоятельно уходить в лес, а к вечеру возвращаться к еде. Но в отличие от сирот, этих мы запирали на ночь, поскольку их не пугали звуки, доносившиеся из поселка. Лишь убедившись, что в лесу они ведут себя настороженно, перестали закрывать клетки.

Наконец медвежата совсем ушли. Через две недели егерь наблюдал, как бывшие зоопарковские увлеченно лакомились в 11 км на восток от усадьбы заповедника.

Из Казанского зоопарка в разные годы поступило к нам еще 4 трехмесячных малыша. Все они хорошо прижились в природе, а двоих переправили в заповедник "Брянский лес", где диких бурых медведей осталось совсем мало.

Итак, наш эксперимент завершился удачно, еще раз доказав, что репатриация мохнатого чуда в дикую природу возможна, значит есть надежда вернуть в русский лес его хозяина.


Доктор биологических наук В. С. ПАЖЕТНОВ, ведущий научный сотрудник Центрально-лесного государственного биосферного заповедника "Чистый лес", С. В. ПАЖЕТНОВ и С. И. ПАЖЕТНОВА, научные сотрудники того же заповедника

Авторские права на статьи принадлежат их авторам
Проект компании Kocmi LTD