Геология

МИНЕРАЛЬНАЯ СОКРОВИЩНИЦА АКАДЕМИИ НАУК

Минералогический музей им. А. Е. Ферсмана РАН, с 1934 г. находящийся в Москве, - один из наиболее известных среди 500 аналогичных во всем мире. В его фондах содержится более 150 000 экспонатов из разных уголков земного шара. История формирования коллекции тесно связана со становлением и развитием отечественной минералогии.

ОТ ПЕТРА I ДО НАШИХ ДНЕЙ

Минералогическое собрание РАН старше ее самой - Минеральный кабинет Кунсткамеры, положивший начало созданию нашего музея, основан в Санкт-Петербурге в 1716 г., а сама Академия - в 1725 г.

История данного собрания сложна и драматична. В ней были и первые находки золота, серебряных руд из российских месторождений, и крупные открытия в области химии сотрудника Минерального кабинета Михаила Ломоносова (академик с 1742 г.), позднее ставшего всемирно известным ученым. Был и катастрофический пожар 1747 г., нанесший колоссальный урон Кунсткамере. Географические экспедиции второй половины XVIII в. на Урал, Алтай, в Восточную Сибирь привели к быстрому росту минералогической коллекции, достигшей 10000 образцов. В начале XIX в. под руководством Василия Севергина (академик Петербургской АН с 1789 г.) началась систематизация и превращение ее в научное собрание. Эта работа прервалась в 1812 г. после вторжения в Россию армии Наполеона. Коллекцию в это время эвакуировали из Санкт-Петербурга на север (в Петрозаводск).

В 1836 г. Минеральный кабинет Кунсткамеры стал самостоятельным музеем в составе Академии наук, а его коллекция достигала тогда 20000 образцов. Но во второй половине XIX в. наступили десятилетия застоя: минералогия, когда-то положившая начало ряду направлений химии, физики, математики, казалась в тот период наукой устаревшей, оставшейся в прошлом; соответствующие выставки постепенно заменялись геологическими и палеонтологическими.

Лишь в 1912 г. под руководством академика Владимира Вернадского в музее возродили былые исследования, провели каталогизацию старых коллекций. Для изучения минералов начали применять новейшие физические методы. Так создавались новые представления о минерале как о единстве химического состава и кристаллической структуры. Его стали воспринимать не как неизменный "кирпичик" природы, а как звено в превращениях вещества.

Прозорливость Вернадского и поддерживающих его ученых проявилась, в частности, в организации Радиевой экспедиции для поиска и изучения соответствующих минералов. Работы начали еще в 1908 г., задолго до открытия цепной реакции деления урана в 1938 г. немецкими радиохимиками Отто Ганном и Фрицем Штрасманом, приведшего ко многим эпохальным изменениям мироустройства в XX в. В результате в музее сохранилось немало уникальных образцов с Урала, из Карелии, Средней Азии.

В 1912 г. РАН за колоссальную по тем временам сумму (160000 руб.) приобрела ценнейшую минералогическую коллекцию князя Петра Кочубея, собиравшуюся в течение многих десятилетий, пережившую пожар и разграбление усадьбы (находилась под Диканькой, Украина) своего владельца в 1905 г. и вывезенную его потомками в Вену. В статье 1914 г. об упомянутой покупке писали так: это "поставило минералогические коллекции Академии в ряды лучших минералогических музеев Европы и увеличило их ценность почти вдвое".

Потом для нашей страны настали годы трагических испытаний: Революция 1905 - 1907 гг., Первая мировая война (1914 - 1918 гг.), когда немецкие войска были остановлены недалеко от Петрограда, Гражданская война (1918 - 1922 гг.), чудовищная разруха. Но вот что удивительно: собрание данного музея в результате этих событий практически не пострадало. Очевидно, это заслуга его сотрудников, и прежде всего Владимира Вернадского, минералога и исследователя Южного Урала Владимира Крыжановского (1881 - 1947), академика Александра Ферсмана - крупнейшего геохимика, знатока драгоценных и поделочных камней. С 1919 г. он стал директором этого учреждения.

Следует отметить, несмотря на тяжелейшие условия, в это время организуют экспедиции на Кольский полуостров, Урал, в Среднюю Азию, откуда поступают образцы из только что открытых месторождений. Передаются в музей ценнейшие минералогические коллекции известного русского металлурга и горного инженера Григория Иоссы (1804 - 1874), семьи купцов, промышленников и землевладельцев Строгановых и древнего русского дворянского рода Балашевых, горного инженера и сотрудника главного горного управления России Магнуса Норпе (?-1916), а также собрания Военно-медицинской академии и Музея города в Ленинграде. В частности, в составе последней поступили камнерезные изделия и минералогические коллекции из Аничкова дворца в Санкт-Петербурге, принадлежавшие царской семье со времен императора Александра II (1818 - 1881). Немало камнерезных работ попало сюда из других городских дворцов.

Кроме того, в 1925 г., уезжая в эмиграцию, Агафон Фаберже, сын Карла Фаберже (1846 - 1920), основателя знаменитой фирмы, передал Александру Ферсману, с которым довольно долго сотрудничал, великолепную коллекцию драгоценных камней и ряд изделий, созданных работавшими в России и теперь уже всемирно известными мастерами-ювелирами Михаилом Перхиным, Генрихом Вигстремом, Ялмаром Армфельдом. Были переданы также заготовки и неоконченные изделия. А в 2000 г. среди материалов, некогда подаренных Агафоном Фаберже музею, была сделана сенсационная находка. Выяснилось: записанные в коллекцию музея "облако" из горного хрусталя и две полусферы из синего стекла - это детали последнего незавершенного пасхального яйца, заказанного российским императором Николаем II к празднику Пасхи 1917 г.

ИЗ СТОЛИЦЫ В СТОЛИЦУ

В 1934 г. по решению Советского правительства Минералогический музей вместе с большинством учреждений Академии наук переехал из Ленинграда в Москву. В его коллекциях уже тогда насчитывалось более 60000 экспонатов. В Первопрестольной для размещения музея был выделен памятник архитектуры XIX в. - бывший манеж Нескучного дворца, расположенный на территории Нескучного сада. Он носит такое название с XVIII в., поскольку еще тогда был выбран московскими аристократами для гуляний и постройки своих загородных домов: в тот же период здесь и был возведен дворец, принадлежавший сначала предпринимателю, уральскому горнозаводчику, известному тогда меценату и благотворителю Прокопию Демидову (1710 - 1786), затем - графу Алексею Орлову (1737 - 1807/08), а рядом в первые годы XIX в. был построен манеж (будущее здание музея), позднее, когда все имение приобрел Николай 1 (1796 - 1855), превращенный в императорский зал приемов.

Кстати, ко времени "прописки" музея в Москве, т.е. в начале 30-х годов XX в., в нашей стране открывают и начинают разрабатывать месторождения в ранее безлюдной тундре Сибири, пустынях Средней Азии, высокогорьях Памира и Тянь-Шаня, что, несомненно, способствовало пополнению коллекции новыми экспонатами. Особенно много образцов со всего Советского Союза поступило в 1937 г., когда в столице проходила XVII сессия Международного геологического конгресса.

В пополнявшемся музейном собрании отразились активные поиски геологами стратегического сырья перед надвигавшейся Второй мировой войной (1939 - 1945 гг.), во времена "холодной войны" и гонки ядерных вооружений. Интенсивные поиски и разработки месторождений редких и радиоактивных элементов, химического, оптического, пьезоэлектрического сырья обогатили наши коллекции множеством уникальных образцов. За этот долгий период сотрудниками обнаружены десятки новых минералов. Вообще же в целом за всю историю существования музея его работники открыли сотни минералов, а более 30 минеральных видов и разновидностей были названы в их честь.

МУЗЕЙ СЕГОДНЯ И ЗАВТРА

Свертывание исследований, начавшееся в конце XX в., ныне приводит к сокращению разведанных запасов по многим рудным и нерудным ископаемым.

Но музей старается противостоять этим тенденциям. В то время как большая часть геологических и минералогических институтов России находилась и находится на грани закрытия, здесь возродили лабораторное подразделение, проводят занятия для студентов геологических специальностей, семинары, работает минералогический кружок. Появляются замечательные выставки, как, например, экспозиция люминесцирующих (светящихся) минералов и не имеющая аналогов в мире систематизированная выставка форм выделений минералов.

Кстати, впервые удалось организовать выездные экспозиции во многих городах России: благодаря им жители Подольска, Ярославля, Костромы, Рязани, Брянска, Тамбова смогли познакомиться с миром минералов.

Кроме того, мы вошли в глобальное информационное пространство: тематический сайт музея содержит подробное описание коллекций и баз данных, множество изображений экспонатов. На сегодняшний день им воспользовались жители более 120 стран мира.

Но, конечно, виртуальное ознакомление не создаст такого впечатления, как непосредственное знакомство с царством минералов.

ШЕДЕВРЫ ПРИРОДЫ

В зале музея под высоким потолком, в блеске хрусталя и бронзы старинных люстр, посетителей ждут удивительные, не похожие друг на друга свидетели трех веков нашей истории и миллиардов лет существования природы.

Взгляд одной из стоящих при входе кариатид обращен на распиленную пополам железную глыбу с многочисленными включениями прозрачного оливина. Это привезенный из Сибири в 1749 г. знаменитый метеорит Палласово Железо, давший название целому классу железокаменных метеоритов - палласитам. С него началась история метеоритной коллекции Академии наук, значительная часть которой экспонируется в музее. Здесь находится основной фрагмент (1745 кг) Сихотэ-Алинского метеоритного дождя (1947 г.), крупнейшего за всю историю человечества. Рядом - уникальный железный метеорит Богуславка высотой более 60 см, являющийся фрагментом гигантского монокристалла никелистого железа - камасита. Он упал 18 октября 1916 г. в 5 км от одноименного села в Приморском крае. Все они - пришельцы из космоса, обладающие причудливыми формами и разнообразным минеральным составом. Но еще более удивителен и разнообразен мир минералов нашей планеты, о которых речь пойдет ниже.

Вот оранжевыми бликами сверкают кристаллы крокоита (минерал класса хроматов) с Урала. В 1763 г. его описал и химически изучил Михаил Ломоносов. Ему же принадлежал и лежащий рядом с крокоитом магнит, сделанный из природного магнетита.

А неподалеку янтарным огнем под лучом солнца вспыхивает гигантский (высотой 70 см) сдвоенный кристалл кальцита из Сибири, но лишь отдельные искры пробуждает он во мраке такого же крупного кристалла дымчатого кварца с Урала.

Абсолютно прозрачны крупные, хорошо ограненные кристаллы гипса из Таджикистана. Из Поволжья в музей попали уникальные по величине (до 30 см) прозрачные кристаллы серы. Шелковистыми переливами фиолетовых волокон привлекает взгляд отполированный срез глыбы чароита (минерал группы пироксенов красивого сиреневого цвета с разнообразными оттенками). На плоскости спайности огромных (до 40 см) кристаллов аурипигмента (минерал класса сульфидов), добытых в Якутии, сверкают яркими золотистыми отблесками.

Как известно, в XIX в. Россия славилась изделиями из уральского малахита. Хотя его месторождения там уже давно выработаны, в музее можно увидеть множество природных его образцов и разнообразных изделий из него (в том числе когда-то принадлежавшие коронованным особам и украшавшие интерьер их дворцов). Например, замечательная ваза высотой более 1 м, сделанная в середине XIX в., расположена в центре выставочного зала.

Здесь можно увидеть и минералы, тесно связанные с российской историей, в том числе привезенный Ломоносовым из Германии, а также первую мозаичную работу отечественных мастеров, отправленных на обучение в Италию. С именами государственных деятелей XIX в. графа Егора Канкрина (1774 - 1895), президента РАН с 1817 по 1855 г. графа Сергея Уварова, министра и известного государственного деятеля 1850-х годов Льва Перовского связаны названия каркасного силиката канкринита, зеленого хромового граната уваровита, сложного оксида перовскита, уникальные образцы которых выставлены в залах музея. В честь российского императора Александра 11 названа меняющая свой цвет при разном освещении разновидность хризоберилла - александрит. Одним из самых крупных его образцов в мире является имеющаяся в музее знаменитая "Друза Кочубея" - сросток 22 звездчатых кристаллов-тройников. Из-за своего переменчивого цвета он никогда не бывает похож на свои фотографические изображения.

РОСКОШЬ... И ВЫСОКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

Особенно интересны для наших посетителей минералы, используемые как ювелирные и поделочные камни. Здесь есть веши, чья история начинается за тысячелетия до нашей эры, - халцедоновые орудия труда эпохи неолита, нефритовые изделия Древнего Китая. Можно увидеть предметы из агата и мрамора мастеров средневековой Европы, бирюзовые броши из Персии, янтарные фигурки из Восточной Пруссии. Представлено множество замечательных поделок из камня, созданных отечественными мастерами, - от первых вещей Петергофской фабрики, сделанных по заказу Петра I, и фигурок людей и животных фирмы Фаберже до современных работ. Невозможно пройти мимо каменных картин как сотворенных самой природой, так и созданных камнерезами в технике флорентийской мозаики. В их числе - потрясающие мозаики драгоценного шкафчика, сделанного по эскизам художника Константина Савицкого для семьи императора Александра III.

Немало в экспозиции и прекрасных ювелирных камней. На некоторых витринах рядом друг с другом можно увидеть природные образцы и ограненные из того же минерала. Весьма разнообразны кристаллы представленных в музее топазов: среди них есть удивительные экспонаты голубого, винного, малинового цвета, а также коллекция разноцветных огранок. Густым фиолетовым цветом обладают уральские аметисты, по преданию ранее принадлежавшие императрице Екатерине II (1729 - 1796). Ярчайшим изумрудным оттенком сияют крупные огранки зеленого граната-демантоида, золотистыми искрами играют цитриновые (цитрин - разновидность кварца) и гелиодоровые (гелиодор - разновидность берилла зеленовато-желтого, оранжево-желтого или просто оранжевого цвета) огранки, голубизной чистого неба и прозрачного моря отливают крупные аквамарины, лучики розового и малиново-красного огня сверкают в благородной шпинели и гранатах - пиропе и альмандине.

У нас представлены кристаллы алмаза разной формы и цвета, в том числе первые из найденных в России, в уральских россыпях. Присутствует целая гамма драгоценных разновидностей корунда - малиново- и розово-красные рубины, бесцветные и желтоватые лейкосапфиры (разновидность минерала корунда), голубые, васильковые, зеленоватые сапфиры, удивительные звездчатые рубины. Среди изумрудов есть несколько единственных в своем роде образцов, найденных в XIX в. на знаменитом уральском месторождении "Изумрудные копи", в том числе один из крупнейших в мире кристаллов массой в 11 000 карат.

Привлекают внимание посетителей и менее известные минералы, но в ограненном виде они выглядят эффектнее самых драгоценных камней. Тут и многоцветные цирконы, желтоватые и фиолетовые мариалиты (минерал группы скаполита, хлорсодержаший натриевый силикат), медово-желтый клиногумит (водный силикат магния), изумрудные хромдиопсид (разновидность диопсида ярко-зеленого цвета) и актинолит (породообразующий минерал группы амфиболов класса силикатов), небесно-синие эвклаз (силикат алюминия и бериллия) и кианит (силикат алюминия), алмазоподобный фенакит (силикат бериллия).

Небезынтересно: некоторые новые минералы открываются в образцах, многие годы находящихся в коллекции. Изучение их состава и структур подсказывает направления синтеза материалов, обладающих перспективными свойствами для электроники, оптики, других высокотехнологичных отраслей промышленности. Так, выяснилось, что найденный на Урале в начале XIX в. минерал перовскит обладает структурой, затем ставшей прообразом для материалов с высокотемпературной сверхпроводимостью. А давно известный глинистый минерал галлуазит содержит нанотрубки, микроструктуры, находящие все большее применение в современных технологиях.

В карельском шунгите, природном аналоге стеклоуглерода, обнаружены "луковицы" - фуллереноподобные структуры, природные формы углерода, получающего в виде фуллеренов все новые способы использования - от синтеза алмазов до создания новых лекарств. С изучения переливающихся радужными бликами благородных опалов начиналось исследование оптических квантовых кристаллов. Синтетический аналог бромеллита, редкого минерала, встречающегося, например, на месторождениях изумруда, оказался нужен для теплоотводов в полупроводниковых устройствах. Кристаллы прустита и пираргирита, ранее воспринимавшиеся лишь как компоненты серебряных руд, способны визуализировать инфракрасное изображение. Синтетический парателлурит - оксид теллура, аналогичный минералу, открытому полвека назад в пустынях Мексики, стал важнейшей частью акустооптических устройств, элементной базой оптоэлектроники.

Вероятно, в обширном собрании Минералогического музея есть еще немало изобретений самой природы, которые могут существенно повлиять на развитие технологий, а затем и кардинально изменить быт людей. Но этим далеко не исчерпывается миссия музея, ведь любая коллекция - это овеществленная память, в том числе и о людях, с именами которых связаны те или иные экспонаты. На табличке под образцом может стоять название исчезнувшей с карты страны или города, сменившего название, иногда - месторождения, давно выработанного и забытого, но имя человека, нашедшего его или передавшего в музей, будет навсегда вписано в историю.


Кандидат геолого-минералогических наук Михаил ГЕНЕРАЛОВ, главный хранитель Минералогического музея им. А. Е. Ферсмана РАН

Авторские права на статьи принадлежат их авторам
Проект компании Kocmi LTD