Археология

Археологические исследования юра Аравии

За 25 лет работы российских археологов на юге Аравии был получен, систематизирован и опубликован огромный научный материал. Он важен не только для локальной, но и всеобщей истории, ибо в ходе экспедиций открыто и в разной степени исследовано свыше 500 памятников, относящихся ко всем эпохам, начиная со времени первого появления человека на этой территории до периода позднего средневековья.

Сюда входят одни из наиболее древних в мире пещерных стоянок палеолитического времени, руины древних городов с величественными развалинами храмовых комплексов, остатки масштабных оросительных сооружений, старинные портовые города, через которые местные жители были тогда связаны морскими путями с внешним миром. Наши находки, помимо массового материала, включают более двух тысяч надписей исторического, сакрального, ономастического, топонимического, строительного и бытового содержания, печати, предметы искусства, украшения из золота, серебра, кости, камня, орудия труда и предметы быта, древние монеты как разрозненные, так и в составе кладов.

Уже первые общие историко-археологические изыскания выявили существование на Аравийском полуострове древнейших очагов человеческой культуры, тем не менее он и сегодня остается одним из наименее изученных регионов Ближнего Востока. А ведь значение древней южноаравийской цивилизации подтверждается тем, что отчетливые отголоски о ней сохранились в священных книгах иудаизма, христианства и ислама. Однако до последнего времени знания об этом культурном феномене, отмеченном романтическими эпитетами "Счастливая Аравия", "Страна ароматов", "Земля царицы Савской", основывались больше на легендарных преданиях и отрывочных сведениях, заимствованных у древних авторов, чем на сколько-нибудь систематизированных научных данных. Что же касается целых эпох, предшествующих письменной истории, то, несмотря на свой огромный потенциал, Южная Аравия до недавнего времени оставалась практически неизвестной территорией. Только со второй половины 1970-х годов в Йемене начались регулярные работы научных экспедиций из разных стран (Франция, Германия), но тем не менее знания о зарождении и становлении этой второй по величине страны Аравийского полуострова все еще находятся на начальном этапе реконструкции.

25 ЛЕТ ПОИСКОВ

С начала 1980-х годов в археологические, этнографические и историко-культурные исследования в Йемене активно включились отечественные ученые: осенью 1982 г. была создана Советско-йеменская комплексная экспедиция (СОЙКЭ) АН СССР. Свой первый полевой сезон она провела в феврале-мае 1983 г. Ее базовым учреждением стал Институт востоковедения (Москва) и его Санкт-Петербургский филиал (в то время Ленинградское отделение), были также привлечены специалисты из Ленинградского отделения Института археологии (ныне Институт истории материальной культуры РАН), академического Института географии, Государственного Эрмитажа, а также сотрудники Академии художеств, Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) и Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. По количеству ученых, участвовавших в работе, это была одна из крупнейших гуманитарных миссий АН СССР, из когда-либо работавших в арабских странах. У истоков ее формирования стоял выдающийся археолог и востоковед, академик Борис Пиотровский (1908 - 1990). Как член Президиума Академии наук, он во главе представительной делегации был командирован в Южный Йемен для подписания с Министерством культуры этой страны Соглашения о создании экспедиции, ему же принадлежит и выбор региона будущего поиска - Хадрамаут, и даже конкретный памятник - городище Райбун - как "базовый" для раскопок. До конца своих дней он являлся научным руководителем экспедиции и постоянно интересовался результатами ее работы.

Возглавляли экспедицию в разные годы арабист, кандидат филологических наук Петр Грязневич (1929 - 1997) и доктор исторических наук Михаил Пиотровский (с 1997 г. - член-корреспондент РАН), ас 1991 г. ее руководителем является доктор исторических наук Александр Седов. Экспедиция успешно проработала девять полевых сезонов (до 1991 г.). В 1993 г. она была преобразована в Российскую комплексную экспедицию Института востоковедения РАН в Республике Йемен. И на протяжении уже 25 лет отечественные специалисты проводят ежегодные полевые исследования преимущественно в долине Хадрамаут, южных прибрежных районах Йемена и на острове Сокотра. С 2000 г. часть из них участвует в раскопках в Дофаре, который в древности составлял с Хадрамаутом культурно-политическое единство.

С первых дней деятельности экспедиция ставила задачу комплексного изучения истории человеческого общества на юге Аравии. Данный подход находит свое воплощение в параллельном совместном труде археологов, историков, эпиграфистов, палеогеографов, этнографов и лингвистов. Материалы, полученные ими, составили основу ряда книг, включая монографии на русском, английском и французском языках, сборники "Трудов", серии статей, опубликованных в отечественной и зарубежной научной периодике.

ОТКРЫВАЯ ДРЕВНОСТИ ЙЕМЕНА

Благодаря прежде всего российским археологам в последнее время произошел настоящий "прорыв" в изучении древнейшего прошлого Южной Аравии. Основой для анализа и обобщений послужили материалы эпохи палеолита, обнаруженные там в ходе работ наших экспедиций: более шести десятков местонахождений, включающих около сотни комплексов и коллекций.

Одно из важнейших открытий, имеющее методическое значение, - установление связи определенных разновидностей выявленных объектов с конкретными формами местных ландшафтов. Представляется, что показанные нами закономерности расположения памятников и методика их поиска приложи мы не только к территории самой Аравии, но и к засушливым областям за пределами полуострова. Особенно интересна приуроченность доашельских стоянок к разрушенным ныне древним пещерам. Надо отметить, что до наших поисков на юге Аравии бесспорные археологические материалы, относящиеся к олдовану, за пределами африканского континента известны не были. В соответствии с существовавшими тогда данными намечались и пути первоначального расселения людей из их прародины на европейский и азиатский континенты. Открытия же упомянутых выше памятников палеолита именно в Аравии позволили в дополнение к ранее известному - северо-восточно-африканскому изначальному пути движения далеких предков установить и другой - южноаравийский, которым шли они на неведомые им ранее просторы Евразии.

Согласно нашим исследованиям Южная Аравия была заселена древнейшими людьми на протяжении всего каменного века. Изучение памятников того времени позволило создать целостную картину историко-культурного развития данного региона от времени появления здесь человека до эпохи бронзы и возникновения тут первых очагов цивилизации.

Дофар - губернаторство в Султанате Омана.

Доашельские стоянки - стоянки, относящиеся к доашельскому периоду (от 2,5 млн. до 700 тыс. лет до н.э.).

Олдован - начальный этап зарождения человеческой культуры. Продолжительность 3 млн. - 800 тыс. лет назад.

МИГРАЦИЯ ПОТОМКОВ

Стоит отметить: древнейеменская цивилизация (иногда в специальной литературе ее называют "цивилизация Сайхад"), возникшая в конце II тыс. до н.э на юго-западе Аравийского полуострова, являлась совокупностью достаточно высокоразвитых земледельческих общин. Для нее были характерны многочисленные города, разветвленные ирригационные системы со сложными гидротехническими сооружениями, развитая архитектура, в том числе храмовая, изобразительное искусство, письменность и ремесла. Но вопросы происхождения семитских племен, создавших эту культуру, все еще остаются предметом научной дискуссии.

Существуют две точки зрения. Согласно одной из них, древнейеменская цивилизация явилась результатом естественного развития коренных племен Южной Аравии бронзового века. Сторонники другой считают более вероятным, что возникновение здесь первых государственных образований было во многом, если не в основном, обусловлено миграцией во второй половине или в конце II тыс. до н.э. на юго-запад Аравийского полуострова семитских племен - носителей так называемых "сайхадских языков" (т.е. сабейского, катабанского и хадрамаутского), причем эти пришлые племена уже обладали высоким уровнем развития: им было знакомо земледелие, они имели навыки в ирригации и строительном деле, металлургии и гончарном ремесле, знали письменность, обладали достаточно стройной системой религиозных представлений.

Имеющиеся в распоряжении археологические данные заставляют многих специалистов, во всяком случае на нынешнем этапе знаний, отдавать предпочтение второй точке зрения: ни одна из культур бронзового века, открытых к настоящему времени на территории Йемена, не может рассматриваться как прямой предшественник "цивилизации Сайхад". Первые поселения, относящиеся к этому периоду, были обнаружены на Йеменском Нагорье (Восточный Хаулан) в 1981 г. участниками итальянской археологической миссии в Республике Йемен. За прошедшее с тех пор время памятники синхронных по времени культур были найдены и обследованы, в том числе и российской экспедицией, в разных областях страны - на Замарском плато, в ал-Джоуфе и пустыне Рамлат ас-Сабатейн (так называется южная часть великой аравийской пустыни Руб ал-Хали), на хадрамаутском плато и в прибрежных районах.

В целом можно выделить три историко-культурных региона, насыщенных памятниками, довольно резко различающимися между собой характером материальной культуры. В двух из них наши сотрудники совместно с коллегами из Санского отделения Германского археологического института в Берлине проводили исследования, давшие важные результаты для понимания генезиса племен древнеюжноаравийской цивилизации. Одна из этих территорий - обширные пространства северо-восточной части Йемена, включающие в себя пустыню Рамлат ас-Сабатейн, хадра-маутское и махрийское плато. Здесь обнаружены многочисленные погребальные и поминальные сооружения, а также некоторое количество небольших по площади поселений с остатками легких хижин, принадлежавших, вероятно, кочевникам-скотоводам.

На протяжении нескольких полевых сезонов мы исследовали эти памятники в районах Внутреннего Хадрамаута и в Махре. В 1992 г. около сотни таких объектов было раскопано на южном плато Хадрама-ута в рамках очередного совместного российско-германского археологического проекта. Полученные материалы типологически сходны с находками из других областей Аравийского полуострова, в первую очередь его восточной части (Оман, Объединенные Арабские Эмираты, юго-восточные районы Саудовской Аравии). Совпадение инвентаря, обряда погребения и конструкции погребальных сооружений позволяет прийти к важному заключению об историко-культурной близости древних племен, населявших в эпоху конца неолита, ранней и поздней бронзы всю юго-восточную часть Аравийского полуострова от Арабо-Персидского залива на востоке до пустыни Рамлат ас-Сабатейн на западе. Более того, есть все основания полагать, что по крайней мере два типа изученных построек (это так называемые трилиты и округлые гробницы) бытовали в Махре и Хадрамауте вплоть до конца I тыс. до н.э., т.е. сосуществовали с памятниками древнеземледельческой цивилизации, которую мы ныне изучаем в том же Хадрамауте.

Еще один регион раскопок - прибрежная полоса Йемена вдоль Красного моря и Аденского залива. Несколько полевых сезонов в рамках еще одного проекта российских ученых и их коллег из Германского археологического института были посвящены исследованию именно этой местности. Здесь открыты поселения с монументальной сырцовой архитектурой и мегалитические сооружения, являвшиеся, вероятно, культовыми или церемониальными центрами.

Основные работы мы проводили на древнем городище Сабир, неподалеку от города Адена, раскинувшемся на площади в несколько десятков гектаров. Здесь найдены ремесленный квартал с остатками гончарных печей, много комнатные постройки из сырцового кирпича. Организующим местом поселения являлся комплекс из нескольких зданий, окруженный стеной с двумя воротами. В руинах одной из построек, ядром которой был обширный колонный зал с алтарем-подиумом посередине, есть все основания предполагать храм. В складских помещениях, открытых в непосредственной близости от храма, выявлены десятки керамических сосудов с остатками когда-то хранившихся в них припасов (зерна различных злаковых культур, орехи). Помимо квартала гончаров, на поселении Сабир открыта мастерская по производству бус и подвесок из камня и раковин морских моллюсков. На окраине еще одного древнего населенного пункта Малейба, керамика которого сходна с материалом из нижних (т.е. наиболее ранних) слоев городища Сабир, обнаружены остатки ирригационных каналов. Не вызывает сомнения, что основой хозяйства общин, обитавших на этой территории, являлось ирригационное земледелие. Вместе с тем есть основания полагать, что значительное место в их занятиях занимали рыболовство, собирательство моллюсков, животноводство, ремесла (особенно изготовление керамики) и торговля, в том числе и международная (в первую очередь - с африканским побережьем Красного моря).

В рамках вышеназванного российско-германского археологического проекта непосредственно на побережье Аденского залива, в местности Малый Аден и в лагуне Хор Умейра были открыты иные типы поселений (так называемые "раковинные кучи"), датируемые V-III тыс. до н.э. Археологический материал оттуда можно рассматривать и как непосредственно предшествующий "культуре Сабир" (нижние слои памятников), и как относящийся к ее начальной фазе (верхние пласты). Это заставляет думать, что раннеземледельческая "культура Сабир" стала итогом эволюционного развития коренных обществ рыболовов и собирателей моллюсков эпохи неолита, обитавших в прибрежной зоне юго-западной части Аравийского полуострова. Однако как и древние культуры северо-восточной части Йемена, о которых говорилось выше, ее нельзя считать основой, на которой сформировалась древнейеменская цивилизация. Более того, достоверно установлено: поздняя фаза "культуры Сабир" и ранний этап древнейеменской цивилизации совпадают по времени.

Итак, археологические находки, сделанные на юго-западе Аравийского полуострова в последние несколько лет, и в первую очередь выделение неолитических культур и "культуры Сабир" в прибрежной зонег сопоставление их с памятниками других областей Йемена, позволили нам сделать ряд заключений о тенденциях развития региона в V-II тыс. до н.э.

Мегалитические сооружения - группа строений из больших камней, относящаяся к дописьменной эпохе конкретной местности.

В ДОЛИНЕ ХАДРАМАУТА

До начала работ нашей экспедиции Хадрамаут эпохи древнейеменской цивилизации был изучен несравненно слабее, нежели соседние южноаравийские государства - Саба, Катабан или Майн. Ситуация в корне изменилась после без малого полутора десятков археологических полевых сезонов: были предложены периодизация, абсолютная и относительная хронология различных этапов сложения здесь материальной культуры, исследованы многие области хозяйственной деятельности (торговля, денежное обращение), прослежены основные направления внешних связей. Изыскания в низовьях долины Дауан впервые позволили воссоздать относительно цельную картину возникновения и развития земледельческого оазиса древнего Йемена на протяжении более чем тысячелетия. Оказалось, поселения, расположенные в ее центральной части, были окружены разветвленной оросительной системой, "разводившей" по обширным полям паводковые воды. Нами были изучены многочисленные остатки ирригационных сооружений - отводные дамбы и каналы, распределительные узлы, резервуары для сбора воды, шлюзы.

Раскопки на Райбуне, центральном и самом крупном городище оазиса, показали: самые ранние его слои следует датировать, скорее всего, последними веками II тыс. до н.э. Эти данные получены как на основании радиоуглеродной датировки образцов угля из нижних слоев, так и благодаря сравнительному анализу образцов расписной керамической посуды из тех же слоев (близкие параллели этой керамике можно найти в археологических материалах юга Палестины и северо-запада Аравии XIII-IX вв. до н.э.).

Раскопки храмов оазиса впервые дали представление о структуре древнехадрамаутского культового комплекса, его основного здания (святилища), террас с очагами для воскурений фимиама, о здании для ритуальных трапез, хозяйственных и жилых постройках. Удалось проследить возведение храмов от небольших глинобитных до монументальных сырцово-каркасных, облицованных полированной плиткой, возвышавшихся поверх мощных каменных платформ. Изучено их убранство, найдены многочисленные типы курильниц, светильников, жертвенников, остатки даров и надписей.

Систематизация и анализ введенного в научный оборот материала выявили специфические черты древнего Хадрамаута: важнейшим представляется заключение о единстве его материальной и духовной культуры на протяжении более чем полутора тысячелетий. Все это проявилось, помимо языковой общности, в достаточно устойчивой архитектурной традиции, сходных строительных приемах и способах организации поселений и земледельческих оазисов, единой традиции в изготовлении керамической посуды, неизменных специфических чертах погребального обряда, единстве официального пантеона и монетной системы. Вместе с тем основные черты древней культуры Хадрамаута позволяют отличать ее от совпадающих по времени цивилизаций соседних регионов Йемена - южноаравийских царств Саба, Катабан и Химйар, а также городов-государств в оазисах ал-Джоуфа и Йеменского нагорья.

Согласно нашим исследованиям, экономической базой древнейеменских государств являлось ирригационное земледелие, основанное на использовании паводковых вод. Именно оно позволило производить достаточное количество продуктов питания даже во время засушливых периодов, длившихся по нескольку лет, и явилось источником той экономической мощи, которая позволила аравийцам на равных вести торговлю с государствами Средиземноморья и Месопотамией.

Кстати, в Хадрамауте мы имеем одну из тех редких возможностей для реконструкции основных направлений морских торговых связей, когда удачно комбинируются и взаимно дополняют друг друга как археологические данные, так и сведения сохранившихся письменных источников. На протяжении нескольких лет российская экспедиция проводила раскопки на городище Бир Али, которое уверенно идентифицируется с Кана, древним городом-портом Хадрамаута, упоминаемом у античных авторов Страбона (ок. 64 - 63 до н.э. - ок. 23 - 24 н.э.) и Клавдия Птолемея (ок. 87 - 160). В последнее время к этим сведениям добавились и материалы раскопок еще одного хадрамаутского города-порта - Самхарам (он известен у греческих авторов под названием Моска Лимен). Их проводят на побережье Дофара в Омане ученые Пизанского университета (Италия) с участием российских археологов. Соответствующие материалы удивительно точно соотносятся со сведениями "Перипла Эритрейского моря" (анонимного греческого руководства для плавания в Красном и северной части Аравийского морей, между римским Египтом и странами Индийского субконтинента, составленного около середины I в. н.э). Выходит, основание этих двух портов (Кана и Самхарам) на хадрамаутском и дофарском побережье было вызвано потребностями в промежуточных стоянках для кораблей из римского Египта на пути в Индию - стоянках, где они могли пополнить запасы питьевой воды и продовольствия, а также приобрести товары местного производства, включая мирру, ладан и алоэ.

Торговые связи древнего Хадрамаута, что хорошо видно по составу изученной нами керамики (в первую очередь амфорной тары) из указанных двух центров, охватывали обширный регион западного и восточного Средиземноморья - от Испании, Сицилии, Италии до Египта, Палестины и Малой Азии. На восток эти связи простирались до южной Месопотамии, стран Арабо-Персидского залива и северо-западной Индии. Мы проследили основные изменения в направлении этих торговых путей на протяжении почти семи веков, т.е. всего периода существования перечисленных древних портов. Из важнейших открытий следует упомянуть находку в Кана многострочной греческой надписи, самой южной из всех известных к настоящему моменту. Это часть молитвы некоего Косьмы, который, обращаясь к Всемогущему, просит даровать безопасность его караванов и судов с товарами. Надпись найдена на руинах здания, определяемого как синагога. Предположительно, Косьма был греческим купцом из Египта, иудеем по вероисповеданию, чья сфера торговых интересов включала Южную Аравию.

Стоит отметить: на основе материалов наших раскопок создан археологический музей в провинции Хадрамаут (в городе Сайуне), по праву считающийся одним из лучших в Йемене.

ПЕРСПЕКТИВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Неожиданными и сенсационными оказались итоги очередных полевых сезонов Российской комплексной экспедиции на острове Сокотра в ноябре 2008 г. и феврале 2009 г. (они проходили под руководством заведующего отделом археологии каменного века Института археологии РАН, члена-корреспондента Хизри Амирханова и директора Центра арабских исследований Института востоковедения РАН, доктора исторических наук Виталия Наумкина). Наши археологические разведки на северном побережье острова показали: первобытные люди довольно интенсивно осваивали это место в эпоху раннего палеолита (более 1 млн. лет назад). Здесь, на морской террасе, сформировавшейся, вероятно, в плейстоценовую эпоху, в нескольких десятках метров от современной береговой линии поверх галечно-валунных отложений, среди камней, обломков кораллов и раковин моллюсков обнаружены сотни, если не тысячи, изделий. Тут и крупные рубящие орудия с односторонней и двусторонней обработкой рабочего края (чопперы), и орудия типа пик и колунов, и массивные скребла с острым краем, и отщепы различных размеров, и другие отходы каменного производства. Их отличительная черта - преобладание предметов не на специальных заготовках, а на обломках и слабо окатанных гальках. Они выбирались древними мастерами такой формы, чтобы оптимально подходили для изготовления того или иного средства при минимальной затрате усилий. Несмотря на относительно небольшую площадь обследованной территории, на данный момент можно констатировать факт наличия тут крупных местонахождений древнейшей фазы каменного века (олдован).

Судя по набору орудий, они предназначались для охоты на крупных животных, однако таковых на острове в настоящее время нет, за исключением домашнего скота (верблюды, коровы, овцы, козы), завезенного сюда уже в "историческое" время. По мнению Валерия Жукова, специалиста по каменному веку Средней Азии, много лет проводившего археологические исследования на Памире (он же открыл большинство упомянутых ранее палеолитических местонахождений на Сокотре), отсутствие на острове крупных млекопитающих объясняется не только вымиранием видов, но и деятельностью первобытного человека. По мнению ученого, не исключено, что здесь мы имеем дело с первой экологической катастрофой в истории человечества в самом широком понимании этого термина. Безусловно, выдвинутая им гипотеза нуждается в тщательной проверке и обосновании, также как и необходимо подтверждение столь древнего возраста обнаруженных каменных орудий (технико-типологических сопоставлений недостаточно - нужны серьезные геолого-морфологические изыскания в районе обнаруженных местонахождений). Именно этому будет посвящен очередной, двадцать шестой по счету, полевой сезон работ Российской экспедиции.

В рамках статьи мы попытались очень кратко охарактеризовать основные, на наш взгляд, проблемы археологии Южной Аравии, показать достижения отечественных ученых в их разрешении. Впереди много других научных задач и им будут посвящены, надеемся, следующие двадцать пять лет работы Российской комплексной экспедиции РАН в Республике Йемен.

Плейстоцен - эпоха, начавшаяся 1,806 млн. лет назад и закончившаяся 11,5 тыс. лет назад. Характеризуется общим похолоданием климата Земли и возникновением в средних широтах обширных материковых оледенений.


Член-корреспондент РАН Михаил ПИОТРОВСКИЙ, директор Государственного Эрмитажа (Санкт-Петербург), доктор исторических наук Александр СЕДОВ, генеральный директор Государственного музея искусств народов Востока (Москва)

Авторские права на статьи принадлежат их авторам
Проект компании Kocmi LTD