Оружие

Саровский "ядерный эрмитаж"

В Сарове с XVIII в. стоит величественный монастырь, где жил и творил преподобный Серафим Саровский (1754 - 1833) - великий русский подвижник. А в 1946 г. рядом с церковными строениями поднялись корпуса сверхсекретного ядерного центра КБ-11 (ныне Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики - ВНИИЭФ) для разработки и конструирования первой советской атомной бомбы.

Городу присвоили имя Арзамас-16, и он надолго исчез с географических карт страны (только в 1995 г. ему возвратили историческое название). Такое "соседство" святости и воинственности кажется необычным, даже противоестественным. Но посещение первого в России историко-мемориального Музея ядерного оружия, созданного здесь в 1992 г., разрушает этот стереотип.

Вначале была... Саровская пустынь

Самые ранние упоминания о поселениях в крае от носятся к концу XVII в., когда здешние места облюбовали монахи-отшельники - впоследствии основатели Саровской пустыни. Одна из первых ее построек - маленькая деревянная церковь Пресвятой Богородицы и ее живоносного источника, возведенная в 1706 г. всего за 50 дней и давшая жизнь обители. Тогда в ней смиренно существовали несколько монахов, столетие спустя их было около 30. Слава Саровской пустыни особенно возросла благодаря старцу Серафиму, проповедовавшему здесь в конце XVIII - начале XIX в., причисленному позже к лику святых. Расцвета монастырь достиг в середине XIX в. - к тому времени в нем освятили 9 храмов. Великолепие архитектуры, золоченые иконостасы, красота церковной службы привлекали многочисленных паломников, приходивших со всех концов России на молитву и омовение в святых источниках. (Прямо под городом, глубоко под землей, в доломитовых отложениях древних морей находились запасы чистейшей питьевой воды.) Летом 1903 г., когда состоялась официальная канонизация преподобного Серафима, пустынь посетили император Николай II и его жена императрица Александра Федоровна.

В 1927 г. обитель закрыли, а в конце 1930-х годов здесь работал небольшой завод машиностроительного профиля, переориентированный во время Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. на выпуск оборонной продукции - корпусов для артиллерийских снарядов, в том числе знаменитого реактивного миномета "Катюша".

С древнего Сарова и его монастыря начинают в музее (обычно у макета Саровской пустыни, воссозданной по фотографиям начала XX в.) экскурс в историю...

Бомба... Ради мира

Как известно, летом 1945 г. произошли события, ставшие поворотными для Советского государства, да и мира в целом. Взрывами двух атомных бомб над японскими городами Хиросима и Нагасаки 6 и 9 августа США продемонстрировали приоритет в обладании ядерным оружием. Для сохранения государственной независимости наша страна, не успевшая залечить нанесенные войной раны, начала форсировать работы по практическому использованию внутриядерной энергии, т.е. созданию новой атомной отрасли.

В большом ряду предприятий, составивших ее основу, важная роль отводилась КБ-11. Поставленную перед ним задачу сформулировали предельно четко: создать опытный образец атомной бомбы. Функционирующий в Сарове оборонный завод с подъездными железнодорожными путями, уединенность этих мест и в то же время близость к Москве определили в апреле 1946 г. место прописки "объекта". Его директором назначили Павла Зернова, главным конструктором, затем научным руководителем - члена-корреспондента Юлия Харитона (академик с 1953 г.), остававшегося на этом посту почти 50 лет.

С самого начала приоритет в КБ-11 получили научно-исследовательские и конструкторские работы. Одновременно оборудовали полигоны, строили производственные помещения и жилье - одним словом, создавали материальную базу для осуществления важного проекта.

Менее трех лет понадобилось для того, чтобы разработать, сконструировать и воплотить в конкретное изделие первую советскую атомную бомбу РДС-1. Ее успешное испытание состоялось 29 августа 1949 г. на Семипалатинском полигоне* в Казахстане. Теперь корпус бомбы (их было несколько, изготовленных в 1950 - 1951 гг. "на всякий случай") и макет знаменитого заряда находятся в одном из залов нашего музея. Рядом - десятки положенных в основу ядерного щита страны образцов изделий, созданных в разные годы сотрудниками КБ, а потом института.

Подумать только: то, над чем в течение нескольких десятков лет работали "секретные" физики и что до недавнего времени составляло государственную тайну даже для самих разработчиков, стало доступным широкой публике. Как это произошло?

Тайное становится явным

Первые решения о создании музея в институте приняли еще в 1978 г., подготовив проект пристройки к зданию общественных организаций с выставочными залами для размещения экспонатов будущего "ядерного эрмитажа". Даже забили первые сваи, однако в силу финансовых причин стройку заморозили на долгие годы. Альтернативные варианты предлагали и в 1980-х, но только в кризисные 1990-е годы, когда казалось бессмысленным даже вести речь об этом, нашли выход.

28 февраля 1992 г. президенту новой России Борису Ельцину во время его визита в Арзамас-16 показали образцы созданного во ВНИИЭФ ядерного оружия. Тогда Владимир Белугин, директор института (1987 - 1996 гг.), долгие годы "пробивавший" музей сквозь махину строгого режима, обратился к нему с просьбой рассекретить и показать в открытой экспозиции изделия, снятые с вооружения, но имеющие огромную историческую ценность. И президент дал согласие, поручив "решить этот вопрос" только что назначенному министру по атомной энергии Виктору Михайлову**.

Оперативно поработавшая комиссия Минатома дала добро на демонстрацию семи уникальных экспонатов: первых образцов атомной бомбы РДС-1, серийной бомбы РДС-4, водородной бомбы РДС-6, головной части тактического ракетного комплекса "Луна", боевого блока разделяющейся головной части ракеты Р-36М, головной части ракеты Р-7 и самой мощной в мире водородной бомбы. Белугин, не мешкая, предложил разместить их в пустующем здании столовой политехникума, естественно, подготовив его соответствующим образом. Спустя несколько месяцев выставочные образцы уже стояли на местах.

13 ноября 1992 г. состоялось открытие музея. На церемонию пригласили ветеранов, участников создания и испытания первых образцов ядерного оружия. Среди них был почетный научный руководитель ВНИИЭФ 88-летний Юлий Харитон. Первую экскурсию провел его соратник академик Юрий Трутнев.

Интерес к музею был необычайный. Сюда шли сотрудники института, причем отделами, цехами, секторами. Большинство из них никогда не видели в окончательном варианте изделия, которые сами создавали. Экспозиция привлекала внимание представителей науки, культуры, искусства, политиков и служителей церкви. Первую запись в Книге отзывов оставил возглавивший отрасль Михайлов: "Создание ядерного оружия в нашей стране и... атомной промышленности - одна из славных страниц истории нашего народа. И сегодня ядерное оружие еще долго будет оставаться гарантом свободного выбора пути народа к возрождению России. Я благодарен ветеранам нашей отрасли за их славный труд. 13.11.92".

Хорошо забытое старое

Музей постепенно пополняли новой информацией. Рассекретили часть богатейшего кино- и фотофонда: теперь можно было более подробно рассказать о научных достижениях института, работе его подразделений - газодинамического, лазерного, математического... Но как это делать в маленьком зале?

И тогда вновь "появился" белугин. Вспомнив о проекте 1978 г., он дал указание институтскому управлению строительства (внииэф еще оставался генеральным застройщиком города) обновить его и начать работы на месте когда-то забитых под фундамент музейного здания свай. К концу 1994 г. Новое просторное помещение площадью около 500 м" и высотой 8 м было готово. Строители предусмотрели въезд в пристройку автокрана, что давало возможность размещать громоздкие объекты и пополнять экспозицию. Наконец-то все сошлось: достаточная выставочная площадь, единственные в своем роде экспонаты, ценные информационные материалы. Теперь надо было презентабельно их подать.

"Опыт - сын ошибок трудных"

Мы давно с интересом посматривали на американские атомные музеи. Осенью 1994 г., когда шел активный обмен визитами, удалось побывать в Научном музее Лос-Аламосской национальной лаборатории (США, штат Нью-Мексико) по приглашению (инициированному, скорее всего, Белугиным) ее директора Зигфрида Хеккера. Прошлое этого ядерного центра тесно связано с Манхэттенским проектом (1942 - 1945 гг.), в рамках которого под руководством известного физика, в те годы научного руководителя лаборатории Роберта Оппенгеймера и генерала Лесли Гровса создавали первую американскую атомную бомбу. Их гипсовые фигуры мы увидели в Научном музее Брэдбери, названном в честь второго директора Лос-Аламосской национальной лаборатории Норриса, сменившего в 1945 г. на этом посту Оппенгеймера. Здесь же выставлены две первые американские ядерные бомбы "Малыш" и "Толстяк", сброшенные на Хиросиму и Нагасаки. Но сотрудники этого музея больше занимаются пропагандой сегодняшней научной деятельности лаборатории, чем ее историческим прошлым. Представление о видах ядерного вооружения США мы получили в Национальном атомном музее в Альбукерке, расположенном в 160 км от Лос-Аламоса.

Поездка оказалась полезной. Наиболее рациональные идеи - формы подачи материалов, способы оформления, быстрого обновления - использовали в формировании наших залов, но в основном, конечно, опирались на свои разработки. Кстати, известный популяризатор науки Сергей Капица, посетивший саровскую экспозицию, отметил: "Показ различных направлений работ наших ядерщиков от фундаментальных физических исследований до испытаний ядерного оружия, рассказ о людях - непосредственных участниках этих работ производит сильное впечатление и выгодно отличается от экспозиций американских атомных музеев".

Творческим импульсом к пополнению фондов стал 50-летний юбилей ВНИИЭФ (1996 г.). В институте готовились к дате, при этом разработали программу оснащения музея макетами, новыми экспонатами, иллюстративным материалом, отражающим практически все научные приоритеты ядерного центра. Ее реализация определила направленность и характер тематических разделов, обеспечила их высокий информационный уровень. В юбилейный год мы приняли рекордное количество посетителей, по-новому взглянувших на историю ВНИИЭФ и его роль в жизни страны. С тех пор минуло более 10 лет. Музей как собиратель и хранитель "вещественных" результатов научных исследований в ядерно-оружейной области получил широкую известность, стал естественным и необходимым элементом в общей системе организации атомной науки.

"Совершенно секретные" изделия

Смысловое ядро музея - семь первых экспонатов. На почетном месте - РДС-1. Рядом - пульт, сигналом с которого подорвали этот заряд, и корпус авиационной бомбы, изготовленный для него. Наше изделие (длина 3,7, диаметр 1,5 м, масса 4,6 т) похоже на американскую бомбу "Толстяк". Сходство не случайное: в создании отечественного устройства участвовала советская разведка. Тем не менее заряды различаются, и существенно: РДС - аналог, а не копия первого американского атомного заряда. Как оружие его не рассматривали. На вооружение наших ВВС в 1953 г. была взята бомба РДС-4, в основе которой лежал принцип сферического обжатия, позволивший в 2 раза уменьшить массу изделия при почти двукратном увеличении мощности взрыва.

Внимание привлекает и другой образец, подтверждающий возможность наших ученых работать самостоятельно, даже опережая заокеанских специалистов: знаменитая "слойка" РДС-6с - первая в мире водородная (термоядерная) бомба. Над ней, в частности, работал будущий академик Андрей Сахаров***, тогда молодой сотрудник теоретической группы, возглавляемой выдающимся физиком Игорем Таммом. Он предложил окружать атомный заряд чередующимися слоями термоядерного горючего и делящегося материала (отсюда и название "слойка"). 12 августа 1953 г. его успешно испытали на Семипалатинском полигоне в присутствии авторитетной комиссии, возглавляемой академиком Игорем Курчатовым****. Через два года СССР уже имел термоядерное оружие следующего поколения - РДС-37.

В то же время в КБ-11 завершили другую "знаковую" разработку - создали первый в стране артиллерийский снаряд с атомным зарядом, имевший сравнительно небольшие габариты и хорошие показатели прочности и надежности, что подтвердили испытания 1956 г.

В музее представлены экспонаты, рассказывающие о первом этапе ядерного оружейного комплекса СССР на базе ракетной техники, которая начала поступать в распоряжение наших войск во второй половине 1950-х годов. Среди них габаритами выделяется головная часть знаменитой ракеты Р-7 мощностью 3 Мт, ставшей носителем первого боевого заряда стратегического назначения. (Этот комплекс находился на вооружении ракетных войск СССР с 1960 по 1966 г.)

Ее использовали также в освоении космического пространства: 4 октября 1957 г. ракета, имеющая большую дальность полета (8500 км) и высокую надежность, вывела на орбиту первый советский спутник Земли*****, а 12 апреля 1961 г. - корабль "Восток-1", пилотируемый Юрием Гагариным******.

Замыкает ряд изделий, характеризующих первую и важнейшую стадию разработок КБ-11, самая мощная в мире бомба, испытанная осенью 1961 г. на полигоне архипелага Новая Земля*******. Поражают ее характеристики: длина почти 10 м, масса 26,5 т. Мощность заряда внутри корпуса первоначально составляла 100 Мт (!)

в тротиловом эквиваленте. Чтобы представить его силу, попробуйте мысленно сложить снаряды Второй мировой войны в одну высоченную гору и увеличить ее в 20 раз - тогда и получите заряд, эквивалентный этой мощности. Однако по инициативе разработчика академика Сахарова перед испытанием 30 октября 1961 г. ее снизили вдвое. Взрыв на высоте 4,5 км был такой силы, что порожденная им сейсмическая волна 3 раза обошла вокруг Земли. Вспышку видели на расстоянии более 1000 км. Диаметр купола из раскаленных продуктов достигал 20 км.

Этот эксперимент показал: разработки в области ядерного оружия могут быстро перешагнуть критический предел. И в августе 1963 г. США, СССР и Великобритания подписали Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой. После его вступления в силу Советский Союз проводил только подземные ядерные испытания. Стенды музея отражают основные моменты этой деятельности. В то время были отработаны и переданы в серийное производство заряды, и сегодня составляющие основу отечественного "ядерного щита". Представление о нем дают макеты боеголовок, стоявших на вооружении до 1991 г.

Посетители обычно обращают внимание на боевой блок разделяющейся головной части комплекса "Пионер" (дальность полета 5000 км, отклонение от цели не более 200 м, мощность заряда 400 кг) - результат труда многих предприятий страны. Ядерные заряды такого типа появились после серии напряженных подземных испытаний на Семипалатинском и Новоземельском полигонах в октябре 1962 г. - декабре 1989 г.

Макет площадки, графики, карты, фотографии рассказывают о работе и жизни наших сотрудников на ядерных полигонах СССР. Раздел открывают два типа контейнеров для зарядов, применяемых при подземных испытаниях в скважинах глубиной 500 - 1000 м. Рядом - портреты тех, кто "прошел" более 100 натурных опытов.

На двух галереях, окружающих зал основной экспозиции, размещены фотографии 26 Героев Социалистического Труда, лауреатов Ленинской премии (их 112), Государственной и премии Правительства РФ (более 600). Цифры, конечно, впечатляют. Не случайно это место называют Стеной славы. А появилась она в значительной мере благодаря стараниям все того же Владимира Белугина. Конструктор ВНИИЭФ Анатолий Пелипенко писал: "В. А. Белугин был основной движущей силой в создании Музея ядерного оружия в его нынешнем виде. Стена славы... - тоже его детище. Только на первый взгляд кажется, что можно было бы обойтись и без нее. Но когда видишь, как загораются глаза у ребят, нашедших фамилии своих дедов на белоснежной стене, испещренной золотыми буквами, понимаешь всю глубину исторической связи поколений. Гордость за отцов и дедов поможет потомкам и дальше работать на благо Родины".

Наследие научных школ

Институт ведет работы в современных областях фундаментальной науки - ядерной и лазерной физики, физики высоких плотностей энергии. Об уровне их развития можно судить по макетам физических установок и комплексов, представленных в музее.

Созданные в разное время импульсные ядерные реакторы (их более десяти типов), линейный импульсный ускоритель, лазерная установка "Искра-5", сверхмощные магнитные генераторы, рентгенографические установки и ныне сохраняют свою ценность. С помощью такой экспериментальной базы, не имеющей мировых аналогов, ученые исследуют проблемы управляемого термоядерного синтеза, воздействие излучения различной природы на вещество, быстропротекающие (в том числе однократные, т.е. трудно регистрируемые) процессы. Интересные результаты получены в смежных областях, например, при изучении возможности преобразования энергии деления урана в лазерное излучение с помощью так называемого реактора-лазера. Многие установки используют в рамках совместных работ с зарубежными специалистами.

Иностранных представителей привлекает Вычислительный центр института, и сегодня самый мощный в России. Его главная гордость - программисты, работающие в математическом отделении ВНИИЭФ. В тематическом разделе музея представлен образец первой отечественной вычислительной машины БЭСМ-6.

Богатый научно-технологический потенциал стал основой для работ по мирным направлениям. О них рассказывают материалы постоянно действующей выставки конверсионных разработок ВНИИЭФ, открытой в 2001 г. Речь идет о разнообразных взрывных технологиях, уже зарекомендовавших себя на практике, методах и средствах контроля за состоянием и хранением делящихся материалов, разработках для газо- и нефтедобычи, топливно-энергетического и аграрного комплексов, медицины и экологии. Широко представлены возможности использования наработок ядерного центра в области алмазно-бриллиантовых производств, изотопных технологий, автоматизированного управления, показана деятельность в сфере неядерных вооружений.

Музей как социальный институт реагирует на значимые события, происходящие в ядерно-оружейном комплексе страны, организуя сменные выставки. Одна из первых - в честь 40-летия Ракетных войск стратегического назначения (1999 г.). Популярны и персональные выставки к юбилейным датам ученых и организаторов науки, чья судьба неразрывно связана с Арзамасом-16. Они дают ценные советы по методике формирования мемориальных разделов.

Часто посетители задают нам вопрос: нет ли противоречия в том, что в одном месте находятся православная святыня и ядерный центр? Пожалуй, лучше всего на него ответил академик Радий Илькаев, в прошлом директор (1996 - 2008 гг.), ныне научный руководитель ВНИИЭФ, ратующий за возрождение саровской святыни и лично много делающий для этого. "В самые трудные для нас времена, - сказал он в интервью журналу "Русский дом", - мы провели на Всемирном русском соборе в Свято-Даниловом монастыре (1996 г.) слушания "Ядерные вооружения и национальная безопасность России". И тогда получили от церкви огромную нравственную поддержку. На соборе нам сказали: "Вы занимаетесь принципиально важным делом, от которого зависит судьба России, вы безусловно нужны нашему Отечеству, и мы вас поддерживаем". Я думаю, эта поддержка в высшей степени помогла и общественному мнению, и государству российскому занять правильную позицию по отношению к ядерщикам. Еще недавно каждый считал своим долгом упрекнуть их в том, что они занимаются чем-то "не тем". А сейчас все понимают: без оружия сдерживания, в первую очередь ядерного, обороноспособность России не имеет никаких перспектив".

* См.: Р. Петров. На ядерном полигоне. - Наука в России, 1995, N 1.

** См.: В. Парафонова. Физик-испытатель. - Наука в России, 2009, N 2.

*** См.: Б. Альтшулер. Сахаров, FAS и ракеты. - Наука в России, 1993, N 1.

**** См.: Е. Велихов. Его мечта - создать солнце на Земле. - Наука в России, 2003, N 1.

***** См.: Н. Королева. Имя его и космос - неразделимы. - Наука в России, 2007, N 1.

****** См.: А. Орлов. Он открыл окно в космос. - Наука в России, 2004, N 4.

******* См.: А. Кокошин. Ядерное сдерживание и национальная безопасность России. - Наука в России, 1999, N 6; 2000, N 1.


Виктор ЛУКЬЯНОВ, директор Музея ядерного оружия Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (город Саров, Нижегородская область)

Циновки на пол в москве купить kovrodvor.ru.
Авторские права на статьи принадлежат их авторам
Проект компании Kocmi LTD